Налоговый спор по «Сахалину-1» не станет пропуском для ExxonMobil на сотрудничество с «Роснефти»

Налоговый спор по «Сахалину-1» не станет пропуском для ExxonMobil на сотрудничество с «Роснефти»

ExxonMobil отказывается от претензий к минфину России в части 600 миллионов долларов налога на прибыль по “Сахалину-1”

Правительство РФ одобрило подписание мирового соглашения c американской ExxonMobil, которая требовала от российского Минфина более $600 млн за переплату налога на прибыль для проекта “Сахалин-1”. О том, что спор будет урегулирован в ближайшее время, стало известно на прошлой неделе, но о точных сроках и условиях мировой официально не сообщалось. Как рассказывали источники “Ъ” , в обмен на отказ от претензий Exxon предлагался один из крупных добычных проектов в России, который должен получить льготы.

Премьер Дмитрий Медведев распорядился подписать мировое соглашение с американской ExxonMobil в рамках спора более чем на $600 млн по уплате налогов проектом “Сахалин-1”, рассказал источник “Ъ”, знакомый с текстом соответствующего распоряжения правительства. По его словам, документ, дающий главе Минфина Антону Силуанову право заключить мировое соглашение в Стокгольмском арбитраже, подписан еще 12 сентября. Exxon, требующая возврата якобы переплаченных налогов в рамках СРП, подала иск в арбитраж в 2015 году. Условия разрешения спора, утверждает собеседник “Ъ”, в распоряжении не раскрываются. В Минфине их не комментируют. В Exxon на звонки “Ъ” не ответили. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова заявила, что распоряжения не видела.

Акционеры “Сахалина-1” — Exxon (30%, оператор), японская Sodeco (30%), “Роснефть” (20%), индийская ONGC (20%). В проект входят нефтегазовые месторождения Чайво, Одопту и Аркутун-Даги на северо-восточном шельфе Сахалина. Добыча нефти и конденсата в 2016 году — около 9 млн тонн, доля “Роснефти” составила 1,8 млн тонн.

О том, что ExxonMobil в скором времени может отказаться от своих претензий к РФ, на прошлой неделе объявил президент Владимир Путин. Он также пообещал учесть интересы Exxon при отказе от претензий. Эту информацию затем подтверждали и чиновники правительства, но об условиях мировой они умолчали. Как писал “Ъ” 8 сентября, в обмен на мировую американцы могут получить долю в одном из добычных проектов в РФ, которому впоследствии предоставят льготы по НДПИ. Собеседники “Ъ” предполагают, что речь может идти о крупном Красноленинском месторождении “Роснефти” в Ханты-Мансийском АО. Сейчас госкомпания добивается снижения вдвое ставки НДПИ для него, что за год, по расчетам “Ъ”, сэкономит нефтекомпании порядка 22 млрд руб. Впрочем, пресс-секретарь “Роснефти” Михаил Леонтьев затем заявил “Прайму”, что описанный вариант разрешение спора “совершенно непонятен” (в среду в компании условия мировой по-прежнему не комментировали). “Думаю, реализация совместных проектов будет способствовать урегулированию”,- говорил 8 сентября вице-премьер Аркадий Дворкович. Он также подтвердил, что компании изучают ряд совместных проектов.

“Сахалин-1” — один из немногих совместных проектов “Роснефти” и Exxon, уцелевших после введения американских санкций. В отчете за 2016 год “Роснефть” указывала, что СРП предусматривает нулевой НДПИ. Глава Сахалинской области Олег Кожемяко говорил, что соглашение действует до 2022 года, а в течение 2018 года будет решаться вопрос его продления. Кроме того, одним из возможных проектов “Роснефти” и Exxon является Дальневосточный СПГ, ресурсной базой для которого должен послужить газ с “Сахалина-1”. По мнению Александра Корнилова из “Атона”, “Сахалин-1” остается перспективным для партнеров с точки зрения наращивания добычи на месторождениях проекта. По планам компаний это будет достигнуто за счет нового бурения и повышения эффективности существующих скважин, поясняет он.

Партнеры «Роснефти» по «Сахалину-1» заплатят компании $230 млн отступных

Возглавляемый ExxonMobil консорциум по проекту «Сахалин-1» решил с «Роснефтью» спор в досудебном порядке и согласился выплатить российской госкомпании $230 млн, рассказал Reuters исполнительный директор одного из партнеров — индийской компании ONGC Videsh. «Роснефть требовала выплаты $1,4 млрд (91,3 млрд руб. по текущему курсу). Мы согласились подписать досудебное соглашение и выплатить $230 млн», — рассказал он.

Представитель «Роснефти» эту информацию комментировать отказался.

Спорила госкомпания с партнерами по «Сахалину-1» о перетоках нефти между двумя месторождениями – Северное Чайво (принадлежит «Роснефти») и Чайво (принадлежит консорциуму). «Роснефть» обратилась в августе в Арбитражный суд Сахалинской области с претензиями на 89,1 млрд руб. к консорциуму «Сахалин-1» за «необоснованное обогащение». Суть претензий представитель «Роснефти» не комментировал. Однако ONGC Videsh раскрывала в одном из сообщений, что «Роснефть» просит в суде возместить в том числе и убытки за 2005–2011 гг., когда месторождением она не владела.

Иск компания подала в том числе и к двум своим дочкам — «Сахалинморнефтегаз-шельфу» и «РН-астра». Они совместно владеют 20% в проекте. Таким образом, без учета доли своих компаний в «Сахалине-1» Роснефть может получить $184 млн.

ExxonMobil через оператора проекта «Эксон нефтегаз лимитед» владеет 30% в «Сахалине-1», японская SODECO через «Сахалин ойл энд газ девелопмент Ко., Лтд» – 30%, оставшиеся 20% у индийской ONGC Videsh.

Разрабатывать месторождение «Северное Чайво» «Роснефть» начала в 2013 г. с помощью расположенной на суше буровой площадки «Ястреб», которую до этого использовали партнеры по «Сахалину-1» для разработки «Чайво». Консорциум по «Сахалину-1» и «Роснефть» заключили соглашение об использовании совместной инфраструктуры для разработки «Северного Чайво» в августе 2013 г. А в сентябре 2014 г. партнеры договорились о разделе продукции в обмен на сервисные услуги консорциума, описывает ONGC в заявлении.

Читайте также:
Медведев рассказал о планах на введение налога на бездетность

В августе 2017 г. партнеры по консорциуму «Сахалин-1» и «Роснефть» заключили соглашение о балансировке перетока углеводородов, которое истекало в апреле 2018 г., пишет индийская компания. Стороны пытались договориться о продлении соглашения, но безуспешно. В результате оператор проекта «Сахалин-1» – Exxon Neftegaz в апреле подала иск в Международную торговую палату, чтобы защитить интересы консорциума. После переговоров «Роснефть» и Exxon Neftegaz подписали новое соглашение о балансировании перетока, которое действовало до 25 мая. Но соглашение продлено не было.

Почему Exxon отказался от претензий к Минфину

В правительстве раскрыли условия урегулирования налогового спора России с ExxonMobil из-за проекта «Сахалин-1». Они предусматривают, что дочерняя компания американской ExxonMobil — Exxon Neftegaz (оператор «Сахалина-1») — и остальные участники соглашения откажутся от попыток перейти на сниженную ставку налога на прибыль 20% и выплатят ее в установленном размере в 35%. Россия, в свою очередь, в рамках этого договора компенсировать ExxonMobil $637 млн, как того требовала компания, не станет, но должна будет предоставить право на добычу нефти по соглашению о разделе продукции (СРП) до 2051 года (сроки действия лицензий на месторождения по «Сахалину-1» заканчиваются в середине 2021 года). Об этом говорится в правительственном отчете о ходе реализации СРП, передает «Интерфакс».

В частности, в документе, как указывает агентство, отмечается, что, согласно положениям мирового соглашения, компания Exxon Neftegaz и другие члены консорциума по СРП откажутся от налоговых исков к России и Сахалинской области, цель которых — отменить или оспорить применение совокупной фиксированной ставки налога на прибыль 35%. Российская Федерация и Сахалинская область тем временем «предоставят консорциуму право на обустройство и добычу по СРП на три последовательных периода таким образом, чтобы период обустройства и добычи истекал 3 декабря 2051 года», говорится в отчете.

В сентябре прошлого года о таких условиях мирного соглашения с Exxon РБК рассказывали менеджер одной из компаний — акционеров оператора проекта «Сахалин-1», чиновник, близкий к совету по управлению СРП, и источник, близкий к «Роснефти » (владеет 20% в проекте).

Право на продление сроков добычи членам консорциума, как указывается в правительственном отчете, уже предоставлено. «Отказы участников консорциума от требований по уменьшению ставки налога на прибыль представлены», — отмечается в документе. «На основании платежных извещений сахалинским филиалом Exxon Neftegaz производилась уплата разницы между суммой налога на прибыль, указанной в платежных извещениях, и суммой налога, уплаченной на основании предоставленных налоговых деклараций по налогу на прибыль «под протестом», — поясняется в докладе.

Нефтегазовый проект «Сахалин-1» предполагает разработку месторождений Чайво, Одопту и Аркутун-Даги на северо-восточном шельфе острова Сахалин. Его участниками являются Exxon Neftegas Limited (30% в проекте), «Роснефть », индийская ONGC (20%) и SODECO (30%).

Спор про перетоки нефти

«Роснефть » урегулировала спор с другими акционерами «Сахалина-1» о перетоках нефти с ее участка на участки консорциума, рассказал журналистам глава индийской ONGC Videsh Нарендра Верма (его слова передал Bloomberg). Консорциум заплатит «Роснефти » $230 млн (15 млрд руб. по текущему курсу ЦБ), в том числе ONGC — примерно $50 млн, уточнил топ-менеджер. Судебное заседание по этому делу все еще назначено на 2 ноября, следует из картотеки Арбитражного суда Сахалинской области. Представитель «Роснефти » информацию о соглашении не комментирует.

«Роснефть » требовала от участниц консорциума «Сахалин-1» более 89 млрд руб. за переток нефти с ее участка на месторождении Чайво на участок «Сахалина-1» на том же месторождении. Более 81,7 млрд руб. она сочла «неосновательным обогащением» партнеров, а еще примерно 7,3 млрд руб. хотела взыскать с них в качестве процентов за «пользование чужими денежными средствами», начисленными в период с 10 июля 2015 года по 31 мая 2018 года.

В начале 2015 года Exxon Neftegaz потребовала от России вернуть порядка $500 млн, выплаченных ею в качестве налога на прибыль по проекту. По мнению представителей компании, «дочка» ExxonMobil переплатила эту сумму с 2009 года, когда ставка налога на прибыль в России снизилась до 20%, а ExxonMobil по условиям СРП продолжала платить налог в 35% прибыли. Российская сторона, реагируя на это, заявила, что СРП-проект имеет статус закона и основные условия его реализации должны быть неизменными с момента заключения соглашения, а любые поправки могут быть внесены только судом.

В марте 2015 года ExxonMobil обратилась с этим вопросом в Стокгольмский арбитраж. К марту 2017 года сумма претензий компании увеличилась до $637 млн. В российском Минфине в ответ на это заявили о готовности к внесудебному урегулированию налогового спора на взаимовыгодных для сторон условиях. Спустя полгода, 7 сентября прошлого года, президент России Владимир Путин заявил, что Россия договорилась об урегулировании спора с Exxon. 12 сентября 2017 года Минфин и американская компания подписали мировое соглашение, 8 декабря прошлого года его утвердил Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма.

Читайте также:
Глава РАКИБ: Введение майнингового налога бессмысленно

Дальневосточный СПГ-завод подешевел до $10 млрд

Стоимость проекта «Роснефти » и Exxon по строительству Дальневосточного завода СПГ в Де-Кастри снизилась до $9,8 млрд с озвучивавшихся в прошлом году $15,3 млрд. «Планируемая мощность завода СПГ на данный момент — 6,2 млн т в год (ранее — 6 млн т в год), общие капитальные затраты компанией оцениваются в $9,8 млрд, в том числе завод СПГ — $6,9 млрд, сектор upstream — $1,6 млрд, трубопроводы — $1,3 млрд, указывает «Интерфакс» со ссылкой на доклад правительства о ходе реализации соглашений о разделе продукции (СРП). При этом «Роснефть » изучает возможность построить завод в рамках консорциума «Сахалин-1» с участием всех входящих в него компаний-инвесторов, включая индийских и японских партнеров, а не самостоятельно или только с Exxon, сообщил Reuters со ссылкой на два источника. Расширение числа участников проекта позволит разделить затраты на проект, отмечает агентство.

Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Михаил Субботин, один из авторов законодательства о СРП, считает, что Exxon вынужденно пошел на условия российского правительства для урегулирования спора о ставке налога на прибыль по проекту «Сахалин-1». По его словам, компания-оператор окупила свои вложения в проект и теперь делит в нем прибыль с российской стороной. «Ей выгодно оставаться в проекте, до тех пор пока получение прибыли возможно, даже несмотря на фактическое ухудшение условий контракта в ходе его реализации. Главной целью в налоговом споре был именно размер ставки налога на прибыль на весь срок до завершения реализации проекта, а не те спорные $637 млн, на уплате которых изначально настаивал иностранный партнер», — считает эксперт.

Он полагает, что если бы Exxon решил отстаивать свою правоту как насчет переплаты налогов, так и по размеру ставки, то рисковал бы всерьез испортить отношения с Россией. «Мы прекрасно помним, как с помощью различных экологических проверок государству удалось добиться от Shell и ее японских партнеров снижения доли в проекте «Сахалин-2» в пользу «Газпром а».

«Сахалин-1» не подпадает под санкции США, и с этой стороны инвестор пока защищен, но в своих взаимоотношениях с Россией Exxon предпочел, по сути, добровольно-принудительно согласиться на высокие налоги, которые и так платит, чтобы только не подвергать опасности свое участие в проекте», — считает эксперт.

В чем причины альянса ExxonMobil с «Роснефтью»?

В последние десять лет мы имели возможность наблюдать достаточно большое количество попыток создания «глобальных альянсов», в которых участвовали российские и международные нефтегазовыми компаниями. И вот теперь на слуху новый альянс — Exxon Mobil и «Роснефти». Чтобы максимально объективно оценить его перспективы, необходимо посмотреть на опыт предыдущих партнерских союзов.

Следует признать, что на данный момент стратегическое сотрудничество отечественных компаний с мировыми энергетическими концернами не сложилось. Вхождение E.ON в капитал «Газпрома» и Conoco в капитал «ЛУКОЙЛа» закончилось их полным выходом. А ведь можно вспомнить, как апологеты политико-экономической системы, ныне действующей на территории РФ, широко рекламировали эти два альянса как доказательство того факта, что отечественная система считается западным бизнесом приемлемой. Однако практически все иностранные инвесторы, поплавав в мутной воде нашего инвестиционного климата несколько лет, предпочитают возвратиться в более прозрачные воды.

О проблемах ВР, вошедшей в альянс с ТНК, о ее провалившемся партнерстве с «Роснефтью» не стоит даже упоминать. Эти не слишком приятные для нас истории не сходили с первых полос мировых и российских деловых изданий в течение последних лет.

Другие, менее нашумевшие попытки сотрудничества с зарубежными компаниями в крупных проектах оказались тоже не слишком удачными: разработка Штокмановского месторождения постоянно откладывается по причине значительных разногласий между партнерами; проект Ямал – СПГ находится на начальной стадии, и здесь говорить пока что не о чем. Иногда к тому же возникают серьезные конфликты с, казалось бы, абсолютно проверенными партнерами: в качестве примера можно привести угрозу судебного разбирательства то с итальянским концерном Eni, когда тот начинает всячески тормозить продвижение «Южного потока», то с E.ON относительно долгосрочных контрактов по экспорту газа.

Этот небольшой анализ заставляет довольно скептически относиться к хору цикад-аналитиков, вовсю восхваляющих «соглашение глобально-стратегического значения» между Exxon и «Роснефтью». Проекты на шельфах Черного и Карского морей, о разработке которых говорится в условиях соглашения, пока что находятся на этапе ранней геологоразведки. Необходимы большие объемы разведочного бурения и много времени, чтобы окончательно понять, какие залежи в этих регионах сосредоточены. Например, буровые работы на проекте Сахалин-4 в рамках сотрудничества ВР с «Роснефтью» оказалось неудачным, поэтому от реализации проекта стороны отказались.

Читайте также:
Няни и репетиторы нашли поддержку в лице ФОМС

Однако существует и другая сторона проблемы: законодательство Российской Федерации (если вообще уместно говорить о каких-то законах в условиях нашего абсолютного правового нигилизма) практически не в состоянии регулировать возможность конвертации коммерческого открытия при выполнении геологоразведки в последующие гарантированные права на добычу открытого ресурса. То есть можно вложить миллионы долларов в геологоразведочное бурение, а в итоге вас могут запросто выкинуть из проекта, и у вас не будет возможности даже судиться, поскольку вы не обладаете формальными правами на открытие.

Остается небольшая надежда на договоренности с высшим руководством страны «по понятиям». Однако следует понимать, что это почва в крайней степени зыбкая: в ВР в свое время понадеялись, но откровенно ошибочно, в то же время никому не дано знать, какой будет политическая система и руководство страны через десяток лет, когда, скорее всего, достаточно остро встанет вопрос о коммерческом освоении всех существующих арктических проектов.

Другими словами, в отличие от Штокмана, у Exxon реальные перспективы сотрудничества в рамках партнерства с «Роснефтью» как-то не просматриваются. Тогда возникает вопрос: зачем это американцам нужно?

Участие Exxon в новом союзе с «Роснефтью» выглядит странным и по той причине, что деятельность крупнейшей мировой энергетической компании основана на абсолютно легалистском подходе, здесь всегда уделяли повышенное внимание различным юридическим аспектам. Например, Exxon не побоялась судиться с Уго Чавесом, оспаривая неправомерную национализацию своих теперь уже бывших венесуэльских активов. Еще пример: несколько лет назад Рекс Тиллерсон, улыбчиво пожимающий сейчас руку премьеру Путину, через средства массовой информации неоднократно угрожал РФ возможными «последствиями», когда у компании возникли некоторые сложности по проекту Сахалин-1.

Вероятнее всего, Сахалин-1 не постигла участь Сахалина-2 (когда произошло совсем нелицеприятное поглощение российскими государственными компаниями с применением административных рычагов) в основном потому, что наше руководство сочло риск подачи исковых заявлений в международные суды в случае с Exxon достаточно высоким. При этом Shell они оценена как компания, поддающаяся давлению и готовая идти на всевозможные уступки.

Скорее всего, ларчик открывается довольно просто. У Exxon возникли сложности с коммерциализацией добываемого на Сахалине-1 природного газа: компания намерена продавать его в Китай по своей цене, в то же время «Газпром» заявляет о своих намерениях покупать этот газ у Exxon по отличающейся цене. Нетрудно догадаться, в чью пользу. Тянущийся спор на эту тему на протяжении нескольких лет угрожал перерасти в конфликт. Остро встал вопрос о повышении затрат по проекту: Сахалину-1 в этом случае угрожала Счетная палата, а в отечественной прессе тут же появились сообщения о готовящейся замене оператора проекта на компанию из России.

В связи со всем вышесказанным причин для заключения сделки может быть только две. Или Exxon пообещала российской стороне вложить несколько сот миллионов долларов в геологоразведку на арктическом шельфе в обмен на прекращение проблем по проекту Сахалин-1, или же ее вынудили это сделать, угрожая еще большими последствиями по дальневосточному проекту. Совершенно ясно одно: для Exxon сегодня Сахалин-1 гораздо более приоритетен, а к своим инвестициям в арктический и черноморский шельф компания будет подходить крайне осторожно, так как базис ее корпоративной стратегии — максимально возможная юридическая защита от всевозможных рисков. А Российской Федерации, как известно, риски особо велики, а если это касается не регламентированной в правовом поле геологоразведки — еще выше.

Создается ощущение, что создание со стороны американской компании «нового глобального альянса» — еще один шаг к тому, чтобы в какой-то степени обезопасить уже существующие инвестпроекты. Вполне возможно, что это разумная стратегия.

Не вызывает сомнений и другое: заявления наших чиновников 5-7-летней давности о том, что Россия «в состоянии осваивать шельф Арктики самостоятельно», оказались полным блефом. Достаточно взглянуть, как отечественные компании рыщут по всему миру в поисках зарубежных партнеров для освоения арктических шельфовых проектов. Фактически мы признаемся, что без квалификации, технологий и опыта зарубежных компаний арктический шельф нам не освоить. А это, в свою очередь, означает, что нам необходимо основательно заняться разработкой выгодного для РФ правового режима присутствия иностранных компаний на нашем шельфе (да текущий момент такой режим отсутствует). В противном случае, если потерпят крах построенные на одном честном слове «альянсы» с международными компаниями, будет потеряна и дальнейшая перспектива освоения шельфа. Согласитесь, это не то же самое, что отбирать готовое Приобское месторождение у ЮКОСа или проект Сахалин-2, подготовленный и освоенный Shell.

В то же время каких-либо глобальных геополитических выводов из альянса Exxon и «Роснефти» делать не стоит. Во всяком случае, для того, чтобы из небольшого геологоразведочного партнерства, которое можно сравнить с партнерством ВР и «Роснефти» в рамках проектов Сахалин-4 и Сахалин-5, выросло что-то более значительное, необходимо наличие нормального законодательства, умение его неукоснительно соблюдать, совместимая корпоративная культура и благоприятный инвестиционный климат. Отсутствие всего этого до сих пор приводило к провалу всех нефтегазовых альянсов.

Читайте также:
Вологодчина планирует снижение инвестиционного порога для налоговых льгот

Роснефть акции

Роснефть — производственные результаты за 2 кв. и 1 пол. 2018 г.:

  • среднесуточная добыча углеводородов во 2 кв. 2018 г. сохранилась на уровне 1 кв. 2018 г. – 5,71 млн б.н.э.
  • среднесуточная добыча жидких углеводородов выросла на 0,8% квартал к кварталу
  • наличие возможности по дальнейшему наращиванию добычи во 2 пол. 2018 г.
  • успешная реализация стратегии «роснефть-2022»
  • добыча газа во 2 кв. 2018 года составила 16,5 млрд куб. м
  • рост объемов переработки в рф во 2 кв. 2018 г. на 1,9% год к году
  • глубина переработки в 1 пол. 2018 г. увеличилась до 75,2%, выход светлых составил 58,1%




пресс-релиз

Истечение нефтяной давности. «Роснефть» требует с «Сахалина-1» ущерб с 2005 года

Стали известны подробности иска «Роснефти» на 89 млрд руб. к участникам соглашения по разделу продукции (СРП) по проекту «Сахалин-1» — структурам ExxonMobil, самой «Роснефти», индийской ONGC и японской Sodeco. «Роснефть» считает, что «Сахалин-1» «незаконно обогащался» за счет перетоков нефти с ее месторождения, причем и в тот период, когда у госкомпании еще не было лицензии. Стороны, по данным ONGC, ведут переговоры о внесудебном урегулировании. По расчетам “Ъ”, сумма по мировому соглашению может составить до $470 млн. Юристы полагают, что ключевым в суде может стать вопрос срока исковой давности.
www.kommersant.ru/doc/3706561

«Роснефть» и ее партнеры по проекту «Сахалин-1» ведут переговоры о решении спора на 89 млрд руб. в досудебном порядке, следует из сообщения участника проекта – индийской ONGC Videsh.

Индийская компания отмечает, что стороны сейчас обсуждают возможность урегулировать претензии «Роснефти» во внесудебном порядке за сумму менее 10% годового бюджета консорциума «Сахалин-1». Годовой бюджет консорциума его участники не раскрывают. Переговоры ведет оператор проекта – Exxon Neftegaz.

«Роснефть» требует в общей сложности 89,1 млрд руб. с российских «дочек» американской ExxonMobil (30% в проекте «Сахалин-1»), японской Sodeco (30%) и индийской ONGC Videsh (20%), а также со своих структур «Сахалинморнефтегаз-шельф» и «РН-астра» (20%)

По мнению «Роснефти», нарушение со стороны партнеров по «Сахалину-1» происходило на протяжении почти трех лет – с июля 2015 г. до мая 2018 г.

«Роснефть» и ее партнеры по проекту «Сахалин-1» ведут переговоры о решении спора на 89 млрд руб. в досудебном порядке, следует из сообщения участника проекта – индийской ONGC Videsh.

Индийская компания отмечает, что стороны сейчас обсуждают возможность урегулировать претензии «Роснефти» во внесудебном порядке за сумму менее 10% годового бюджета консорциума «Сахалин-1». Годовой бюджет консорциума его участники не раскрывают. Переговоры ведет оператор проекта – Exxon Neftegaz.

«Роснефть» требует в общей сложности 89,1 млрд руб. с российских «дочек» американской ExxonMobil (30% в проекте «Сахалин-1»), японской Sodeco (30%) и индийской ONGC Videsh (20%), а также со своих структур «Сахалинморнефтегаз-шельф» и «РН-астра» (20%)

По мнению «Роснефти», нарушение со стороны партнеров по «Сахалину-1» происходило на протяжении почти трех лет – с июля 2015 г. до мая 2018 г.

Роснефть заключила контракт с Польшей на постав 6.4-12.6 млн т нефти к 2020

Ведомости и Коммерсант сообщают, что Роснефть подписала контракт с польской Grupa Lotos, второй по величине нефтеперерабатывающей компанией страны, на поставки нефти в размере 6.4-12.6 млн т до 2020 года, или 2.3-4.2 млн т в год. Верхняя граница, предусмотренная контрактом, предполагает рост на 55% по сравнению с 2017 (2.7 млн т). Этот контракт призван заменить предыдущий, действовавший в 2013-17, когда Роснефть экспортировала 10.8 млн т нефти в Польшу.

В то время как увеличение поставок нефти польской Lotos в соответствии с верхней границей (4.2 млн т в год) было бы позитивным фактором для Роснефти, еще не ясно, будет ли этот уровень достигнут. С 2014 года Польша диверсифицирует структуру поставок, поэтому доля России в импорте снизилась до 80% в 2017, уступив место поставкам из США, Саудовской Аравии и Ирана. НЕЙТРАЛЬНО для акций на данном этапе.

«Роснефть» закрепляется в Польше. Компания хочет увеличить экспорт нефти в страну

«Роснефть» заключила с польской группой Lotos новый контракт на поставку нефти до конца 2020 года, который, вероятно, станет крупнейшим во взаимоотношениях компаний. В течение трех лет «Роснефть» собирается поставить 6–12 млн тонн нефти. Польша в последние годы пытается снизить закупки нефти в РФ, и «Роснефть» этой сделкой стремится удержать за собой традиционный рынок для российской нефти. Эксперты оценивают минимальный объем контракта в $3 млрд.
www.kommersant.ru/doc/3702861

01.08.2018 12:15
Средняя цена нефти марки Urals по итогам января – июля 2018 года составила $69,43 за баррель.

В 2017 году средняя цена на Urals в январе – июле составила $49,94 за баррель.

Читайте также:
Трудовые договоры станут электронными

Средняя цена на нефть марки Urals в июле 2018 года сложилась в размере $72,87 за баррель, что в 1,52 раза выше, чем в июле 2017 года ($47,85 за баррель).
www.minfin.ru/ru/press-center/?#

Чистая прибыль «Роснефти» выросла почти в 3 раза

Чистая прибыль «Роснефти», приходящаяся на долю BP, во II квартале этого года составила $766 млн. Это следует из отчета британской компании. BP владеет 19,75% акций «Роснефти». Британская компания публикует отчетность раньше российской и учитывает показатели последней по методу долевого участия. Таким образом, общая чистая прибыль «Роснефти» во II квартале может составить $3,9 млрд, следует из отчетности. За I квартал чистая прибыль «Роснефти» составила $1,5 млрд. Прогноз ВР на этот же период был ниже – $1,3 млрд.
www.vedomosti.ru/business/articles/2018/07/31/777003-bp

Согласно отчету британской British Petroleum, чистая прибыль Роснефти за II квартал, приходящаяся на долю ВР, составила 766 млн долл., что соответствует чистой прибыли Роснефти за этот период в размере 3 878 млн долл или 240 млрд руб., исходя из доли ВР в российской компании в 19,75% и среднего курса за период на уровне 61,8 руб./долл.

Чистая прибыль таких размеров является очень высоким показателем для Роснефти. Для сравнения, чистая прибыль компании за весь 2017 г. составила 222 млрд руб., за 2016 г. – 174 млрд руб. Наши расчеты показывают, что таких квартальных показателей можно достигнуть лишь разовыми доходами, например, продажей доли в проекте, а рост цен на нефть и слабый рубль во II квартале даже близко не смогли бы объяснить такой скачок.

Основная польза от информации ВР заключается в прогнозе дивидендов Роснефти за I полугодие. Согласно нашим расчетам, чистая прибыль компании в этот период составила бы 321 млрд руб., из которых половина, 161 млрд руб., могла бы быть направлена на промежуточные дивиденды, т.к. для Роснефти действует норма выплаты в 50% консолидированной чистой прибыли как для госкомпании. Таким образом, дивиденды по итогам I полугодия могли бы составить 15,14 руб. на акцию, что соответствовало полугодовой дивидендной доходности на уровне 3,7% на момент появления новости. Если аннуализировать этот показатель для сравнения с другими представителями сектора, то получим годовую доходность в 7,4%, которая уступает лишь дивидендной доходности акций Башнефти и привилегированных акций Татнефти, исходя из наших прогнозов по этим компаниям.

Необходимо отметить два важных момента в этих расчетах. Во-первых, цифра на основе информации от ВР может не совпасть с данными отчетности: в I квартале 2018 г. чистая прибыль Роснефти составила 81 млрд руб., тогда как расчетная величина, исходя из доли ВР, составила 71 млрд руб. Во-вторых, Роснефть может скорректировать базу для расчета дивидендов на условный разовый доход, которым мы объясняем взлет ее расчетной прибыли, и рекомендовать дивиденды исходя из нормализованного показателя. Однако, Роснефть этого не делала ни при расчете дивидендов за I полугодие 2017 г., ни при расчете финальных дивидендов за 2017 г., в которых уже были отражены доходы по иску к АФК Система в размере 100 млрд руб.

Таким образом, существует большая вероятность того, что Роснефть порадует инвестиционное сообщество аномально высокими дивидендами.


BP
p . l . c .
Общий долг на 31.12.2015г: $163,445 млрд
Общий долг на 31.12.2016г: $166,473 млрд
Общий долг на 31.12.2017г: $176,111 млрд
Общий долг на 31.03.2018г: $173,122 млрд
Общий долг на 30.06.2018г: $173,856 млрд

Выручка 2015г: $225,982 млрд
Выручка 6 мес 2016г: $86,442 млрд
Выручка 2016г: $186,606 млрд
Выручка 6 мес 2017г: $113,752 млрд
Выручка 2017г: $244,582 млрд
Выручка 1 кв 2018г: $69,143 млрд
Выручка 6 мес 2018г: $146,050 млрд

Налог на Google

Зарубежные IT-компании, торгующие на территории России электронным контентом, обязаны платить НДС с продаж на территории России с 1 января 2017 года. Вступил в силу Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 244-ФЗ, по которому продажа электронного контента иностранными фирмами облагается НДС. Под действие которого подпадают, в частности, крупнейшие компании, такие как Google, Apple и Microsoft, интернет-площадки eBay, Aliexpress, магазин компьютерных игр Steam. Новый налог уже успели прозвать «налогом на Google».

Что облагается налогом на Google

Начиная с 1 января 2017 года согласно п. 1 ст. 174.2 НК РФ, иностранные компании обязаны уплачивать НДС в России, если они:

  • продают компьютерные программы, приложения, игры, базы данных и обновления к ним;
  • проводят онлайн-аукционы;
  • продают рекламные услуги в интернете и предоставляют рекламные площадки;
  • предоставляют платформы для размещения предложений о продаже товаров и услуг;
  • оказывают услуги хостинга;
  • обеспечивают хранение данных;
  • регистрируют домены;
  • продают digital goods (права на цифровые книги, музыку, аудиовизуальную продукцию, графические изображения);
  • администрируют информационные системы и сайты в интернете;
  • обеспечивают хранение и обработку информации, при условии, что предоставивший информацию имеет к ней доступ через интернет;
  • осуществляют поиск и представляют заказчику информацию о потенциальных покупателях;
  • обеспечивают доступ к поисковым системам в интернете;
  • предоставляют статистику посещаемости сайтов.
Читайте также:
ФНС разъяснила, как крымским организациям учитывать курсовые разницы

Читайте в бераторе

НДС нужно уплачивать, если компания оказывает услуги либо продает товары физическим лицам на территории России. То есть местом совершения покупки является Россия.

  • клиентами иностранных фирм являются физлица (не индивидуальный предприниматель!);
  • местом совершения покупки считается РФ.

По правилам статьи 148 Налогового кодекса местом свершения покупки считается Россия, если выполняется одно из условий:

  • покупатель живет в России;
  • номер его телефона имеет международный код (+7);
  • банк, в котором открыт счет для оплаты услуг, располагается в России;
  • IP-адрес покупателя, использованный при приобретения услуг, находится в России.

Если Россия и иностранное государство, где зарегистрирован продавец, по-разному определяют место нахождения покупателя, российский закон разрешает продавцу платить НДС по своему выбору: по российским правилам или по правилам своего государства согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 148 НК РФ. Делается это во избежание двойного налогообложения. То есть фактически иностранец может отказаться от уплаты НДС в России.

Что не облагается налогом на Google

Из-под уплаты НДС выведены случаи, когда:

  • товар или услуга заказываются через интернет, а покупатель получает ее «офлайн»;
  • компьютерные программы, в том числе игры и базы данных продаются на материальных носителях (софт в коробках);
  • консультационные услуги оказываются по электронной почте;
  • предоставляются услуги по доступу в интернет.

Льготы по НДС сохраняются при передаче неисключительных прав на компьютерные программы (пп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ, п. 1 ст. 1235 ГК РФ). То, что льгота сохранилась, означает, что не только российские, но и иностранные организации вправе ее применять, Если иностранная компания зарегистрируется в России для уплаты налогов, она будет пользоваться льготой и сможет и не платить НДС.

Правда, льгота не пересекается с перечнем электронных услуг на все 100%. Так, например, рекламные услуги, услуги интернет-платформ, услуги хостинга облагаются НДС по правилам статьи 174.2 Налогового кодекса.

Как иностранной компании зарегистрироваться в России

Если иностранная фирма оказывает электронные услуги через свое обособленное подразделение, зарегистрированное в России, то такое подразделение уплачивает НДС в общем порядке по правилам статей 166-168 НК РФ.

Большинство иностранных компаний не считают необходимым регистрироваться в России, чтобы продавать интернет-контент. Но теперь, если компания видит для себя хорошие перспективы на российском рынке, планирует и в дальнейшем увеличивать свои продажи в России, придется зарегистрироваться для уплаты НДС.

Для этого нужно подать заявление и ряд документов в инспекцию не позднее 30 дней с начала оказания электронных услуг в соответствии с пунктом 4.6 статьи 83 НК РФ.

Если налоговики не обнаружат в заявлении и поданных документах недостоверных сведений, в течение 30 дней они поставят инофирму на учет и направят ей уведомление в соответствии с пунктом 2 статьи 84 НК РФ.

Подать документы можно на сайте www.nalog.ru, где не понадобится использовать усиленную квалифицированную электронную подпись. Имеется в виду сервис, который специально создан и размещен на сайте. Он называется «НДС- офис интернет-компаний».

После постановки на учет через личный кабинет на сайте зарубежные компании могут передавать в налоговую инспекцию различные документы, в том числе декларации по НДС, и получать документы из инспекции (п. 3 ст. 11.2 НК РФ).

Читайте в бераторе

Кто должен платить налог на Google

Порядок уплаты НДС иностранной IT-компанией зависит от того, с кем она работает, — с физическим (частным) лицом или с организацией либо ИП.

Продажа электронных услуг частным лицам

Если компания продает частному лицу услугу или товар, который облагается НДС, то НДС нужно заплатить в упрощенной форме.

Не нужно составлять счета-фактуры, вести книги покупок, книги продаж, журнал учета полученных и выставленных счетов-фактур согласно пункту 3.2 статьи 169 НК РФ.

Нужно удержать НДС по расчетной ставке 15,25%.

Чтобы определить сумму налога, нужно налоговую базу умножить на ставку.

Налоговая база, это сумма всех платежей, поступивших от частных лиц за проданные товары и услуги.

Налоговая база определяется на последний день квартала. Учитываются все платежи вплоть до последнего дня.

Если оплата производилась в валюте, сумму платежей нужно перевести в рубли по курсу Банка России, установленному на этот день.

Рассчитанный НДС иностранная фирма не может принять к вычету согласно пункту 6 статьи 174.2 НК РФ. Всю сумму налога придется уплатить в российский бюджет.

Перечислить НДС компания должна самостоятельно не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим кварталом в соответствии с пунктом 7 статьи 174.2 НК РФ.

Декларация по налогу на Google

Не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим кварталом, иностранная фирма должна подать в ИФНС декларацию по НДС. Форма декларации утверждена приказом ФНС России от 30 ноября 2016 года № ММВ-7-3/646@. Направить декларацию можно только по интернету через личный кабинет или через «НДС-офис интернет-компаний».

Читайте также:
Бухотчетность переходит в электронную форму

Примечательно, что «камералить» такую декларацию налоговики будут не три месяца, как любую другую отчетность, а шесть месяцев (п. 2 ст. 88 НК РФ). В ходе проверки согласно пункту 8.5 статьи 88 НК РФ инспекторы могут потребовать у «иностранца» документы или любую другую информацию относительно оказанных услуг.

Читайте в бераторе

Посредники по уплате налога на Гугл

Вместо иностранной компании на учет может встать любой посредник, который оказывает электронные услуги от ее имени. Такой посредник признается налоговым агентом. Он встает на учет, платит налог и представляет декларацию в соответствии с пунктом 4.6 статьи 83 НК РФ в том же порядке, что и иностранная фирма, оказывающая электронные услуги гражданам.

Если в расчетах участвует несколько посредников, налоговым агентом будет тот, который продает услуги непосредственно гражданам в соответствии с пунктом 3 статьи 174.2 НК РФ.

Может случиться, что последним посредником окажется российская фирма, ИП или обособленное подразделение «иностранца», состоящее на налоговом учете в РФ. В этом случае они тоже являются налоговыми агентами. Но уже в классическом варианте Налогового кодекса – по правилам статьи 161и пункта 10 статьи 174.2 НК РФ.

Продажа электронных услуг организациям или ИП

Если иностранная компания продает электронные товары или услуги российским фирмам или ИП, «иностранец» может не вставать на учет в российской налоговой инспекции. А его покупатели – российские фирмы и ИП – становятся налоговыми агентами по правилам статьи 161 Налогового кодекса и пункта 9 статьи 174.2 НК РФ. Они обязаны удержать НДС из денег, которые выплачивают иностранному продавцу, и перечислить налог в бюджет.

Аналогичные правила удержания НДС применяются и к обособленным подразделениям инофирм. Если они зарегистрированы в России и оказывают интернет-услуги российским гражданам. Ведь в такой ситуации «обособленцы» также признаются налоговыми агентами в силу норм все той же статьи 161 кодекса.

Если ваша фирма работает на УСН, ЕНВД, ЕСХН или ПСН, вы освобождены от уплаты НДС. Но только не в этом случае. При покупке электронных товаров либо услуг у иностранной компании, вы становитесь налоговым агентом и обязаны уплатить НДС.

Российские фирмы должны сами подсчитать НДС по расчетной ставке 18%:118%. Она умножается на налоговую базу – сумму, которая выплачена иностранной компании.

НДС нужно перечислить в бюджет одновременно с выплатой денег «иностранцу».

КБК для уплаты НДС налоговыми агентами: 182 1 03 01000 01 1000 110.

Если покупатель оплачивает услуги иностранной компании в валюте, то нужно пересчитать налоговую базу из валюты в рубли. Пересчет делают по курсу Банка России на тот день, когда деньги фактически были перечислены «иностранцу».

Сумму удержанного НДС налоговый агент может принять к вычету при условии, что:

  • налоговый агент является плательщиком НДС. Отсюда вывод – «спецрежимники» не могут зачесть удержанный налог на Гугл;
  • товары (работы, услуги) приобретены для операций, облагаемых НДС;
  • сумма налога удержана из денег, выплаченных иностранной компании, и перечислена в бюджет.

Читайте в бераторе

Как договориться с иностранным партнером

Оказывая услуги российским фирмам, многие иностранные компании зачастую не подозревают, что в некоторых случаях по российскому законодательству местом оказания услуг признается территория России. А, следовательно, российский партнер из суммы, которую нужно заплатить «иностранцу», обязан будет удержать НДС и перечислить его в бюджет.

Узнав об этом только после того, как на ее банковский счет поступит меньшая сумма, чем ожидалось, иностранная фирма, как правило, требует доплатить ей удержанную сумму налога. Но российская сторона не имеет возможности сделать это без изменения договора. Поэтому еще на этапе переговоров с иностранным партнером нужно проинформировать его о том, что ваша фирма в соответствии с российскими законами будет обязана удержать НДС из денег, перечисляемых по договору.

В случае необходимости договорную цену можно увеличить на соответствующую сумму НДС (исходя из ставки налога 10% или 18%). Ваша фирма впоследствии сможет принять эту сумму к вычету, а иностранный партнер получит на свой банковский счет именно те деньги, на которые он и рассчитывал.

Еще один способ не усложнять взаимоотношения с иностранным партнером – уплатить НДС за счет своих средств.

Тем более, что для вычета налога удерживать его из доходов иностранца не обязательно. НДС можно заплатить и из собственных средств (п. 3 ст. 171 НК РФ). Российский покупатель самостоятельно может рассчитть налоговую базу, увеличив стоимость товаров (работ, услуг) на сумму НДС. А затем принять налог к вычету.

Читайте в бераторе

Бератор нового поколения
ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРА

То, что нужно каждому бухгалтеру. Полный объем всегда актуальных правил учета и налогообложения.

Мы пишем полезные статьи, чтобы помочь вам разобраться в сложных проблемах бухучета, переводим сложные документы «с чиновничьего на русский». Вы можете помочь нам в этом. Это легко.

*Нажимая кнопку отплатить вы совершаете добровольное пожертвование

Иностранные ИТ-компании в России обложат налогами, чтобы спасти их российских конкурентов

В России может появиться еще один налог для иностранных ИТ-компаний в дополнение к действующему с начала 2017 г. «налогу на Google» – сперва 18-процентному, а теперь и 20-процентному НДС на продажу западными компаниями своего софта и услуг через интернет. Новые требования получили предварительное название «Цифровой налог», и они будут направлены на поддержку российских ИТ-компаний.

Читайте также:
Минкомсвязи хочет использовать счета за электричество для поиска майнеров

Отобрать у иностранцев и отдать россиянам

В России может появиться новый налог на деятельность иностранных ИТ-компаний. Как пишут «Ведомости», введение новых требований обсуждалось на совещании представителей отечественной ИТ-сферы с вице-премьером Дмитрием Чернышенко – мероприятие состоялось на прошлой неделе, но известно о нем стало лишь сейчас.

Издание уточняет, что среди участников совещания были представители целого ряда российских ИТ-компаний, а также организаций, прямого отношения к ИТ не имеющего. В списке числятся «1С», Mail.ru Group, «Яндекс», «Центр компетенции по импортозамещению в сфере ИКТ», «1С», венчурный фонд Almaz Capital Partners, а также Альфа-банк и РЖД.

Участники совещания рассказали «Ведомостям», что участники обсуждали запуск в России новых мер поддержки и развития отечественной ИТ-сферы. И дополнительное налоговое бремя для иностранных предприятий – это одна из таких мер.

«Новый налог – это мероприятие, которое входит во второй пакет мер поддержки отрасли, его кодовое название – “Цифровой налог”. Предполагается взимать дополнительную плату с компании, которая пользуется данными россиян и формирует рекламную политику на территории России. Например, при анализе поведения пользователя в сети для запуска контекстной рекламы», – заявил изданию неназваный участник совещания с вице-премьером.

Решение по новому налогу для зарубежных ИТ-компаний может быть принято в ближайшее время. Примерный срок – до середины 2021 г.

Старый налог вместо нового

В рамках совещания Дмитрия Чернышенко и участников российской ИТ-отрасли обсуждался еще один вариант налогообложения иностранных компаний. Как известно, в России с 1 января 2017 г. действует так называемый «налог на Google», и было озвучено предложение по определенным его изменениям вместо принятия второго такого налога.

«Налог на Google» – это НДС, взимаемый с иностранных ИТ-компаний за дистанционную продажу (через интернет) на территории России своей интеллектуальной собственности – программного обеспечения. К услугам, подпадающим под этот налог, относятся предоставление прав на использование ПО и баз данных (включая доступ к онлайн-играм и загрузку компьютерных игр на электронные устройства), рекламные услуги в интернете. Также он действует в отношении поддержки сайтов и их администрирования, предоставления вычислительных мощностей в режиме реального времени и доменных имен, доступа к поисковым системам (например, Google) и ведение статистики.

Введение этого налога отразилось в первую очередь на россиянах – из-за него в стране, власти которой с переменным успехом борются с пиратством, резко подскочили цены на лицензионный софт.

На совещании, как пишут «Ведомости», рассматривалась идея перераспределения денег, взимаемых с иностранных компаний в виде «налога на Google», на поддержку ИТ-отрасли. По словам одного из участников, Дмитрий Чернышенко заявил, что новый закон или доработка уже имеющегося нужны потому, что «льготы и меры поддержки для российских IT-компаний больше невозможно расширять за счет бюджетных средств».

В то же время Минцифры отрицает возможность перенаправления НДС с удаленной продажи иностранного софта. Его представители сообщили изданию, что такая мера поддержи ИТ-сферы пока не обсуждается.

Иностранные ИТ-компании попали в немилость

Оригинальный «налог на Google», как сообщал CNews, изначально принимался с целью защиты российских компаний, работающих в сфере интернет-услуг, чтобы те могли на равных конкурировать с западными предприятиями. После вступления его в силу иностранные компании были вынуждены отчислять НДС в размере 18% за каждую свою программу, проданную в России через интернет. С 1 января 2019 г. размер НДС и вовсе составляет 20%.

По закону иностранные компании должны зарегистрироваться в специальном электронном учете налоговой службы и самостоятельно платить НДС. Если у них есть свои российские подразделения или хотя бы контрагент в России, то именно они несут ответственность за уплату налога, вне зависимости от того, есть ли у них соответствующее соглашение с иностранными структурами.

На момент публикации материала многочисленные зарубежные ИТ-компании, работающие в России, не имели здесь своего представительства, и в конце 2020 г. власти решили искоренить эту практику. Началось все в первой половине декабря 2020 г., когда Президент России Владимир Путин поручил главе своей администрации Антону Вайно и премьер-министру Михаилу Мишустину разработать перечень новых требований, которые будут предъявляться в России к иностранным интернет-компаниям вместе с уже имеющимися. Они будут касаться, в том числе, открытия этими компаниями своих филиалов в России.

Среди множества зарубежных ИТ-компаний российских филиалов нет как у небольших фирм, так и крупных гигантов, в том числе у Facebook и Twitter. В то же время китайская компании ByteDance, владелец сервиса коротких видеороликов TikTok, открыла свой офис в России еще в сентябре 2019 г.

Читайте также:
Медведев не исключает прогрессивную шкалу НДФЛ

Владимир Путин распорядился выполнить поставленное требование не позднее 1 августа 2021 г., однако первые подвижки начались значительно раньше – в первых числах февраля 2021 г. Тогда стало известно о готовности законопроекта, обязывающего иностранные ИТ-компании открывать представительства в России. Рассказал об этом руководитель комитета Госдумы по информполитике Александр Хинштейн.

На тот момент документ готовился к внесению на рассмотрение в Госдуму. «Соответствующая инициатива в комитете разработана. Мы сейчас дорабатываем ее с заинтересованными ведомствами. Полагаю, что в ближайшее время ее внесем», – заявил тогда Александр Хинштейн. На начало марта 2021 г. его дальнейшая судьба оставалась неизвестной.

Аналитики оценили преимущества для России от налога на Google и Facebook

Эксперты Центра стратегических разработок (ЦСР), в руководство которого входит помощник президента России Максим Орешкин, проанализировали возможные сценарии реформирования налогообложения ИТ-гигантов в России и оценили преимущества и недостатки каждого из подходов. По их мнению, России следует перестраховаться на случай провала поисков единого для всех стран подхода к распределению налогов цифровых корпораций и внедрить собственный цифровой налог. В то же время односторонние меры могут спровоцировать ужесточение санкций США. Текст исследования есть у РБК.

Налоговое неравенство

Правила налогообложения не успевают за развитием современных цифровых бизнес-моделей. Иностранные ИT-гиганты, зарабатывая на пользователях по всему миру, платят налог на прибыль только по месту регистрации штаб-квартиры. В результате страны не только теряют налоговые доходы, но и нарушаются принципы справедливой конкуренции — национальные цифровые компании платят больше налогов и, соответственно, работают в менее выгодных условиях, чем зарубежные.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) с 2015 года пытается найти единый международный подход и решить проблему несправедливого распределения налогов ИТ-гигантов. Разработать механизм, который устроил бы все страны, пока не удалось.

Главная сложность в том, как рассчитать, какая доля прибыли мультинациональной корпорации приходится на ту или иную страну. Сколько прибыли генерируют пользователи в той или иной стране, знают только сами корпорации, но они не раскрывают детальную информацию, отмечали ранее опрошенные РБК эксперты. Поэтому сохраняется большая неопределенность, и, вероятно, единый механизм так и не будет разработан. «До готового результата еще далеко, и есть риск, что в целом консенсуса в ОЭСР не будет», — заявил на презентации доклада руководитель направления «Налоговая политика» ЦСР Левон Айрапетян.

Ряд государств, включая Великобританию, Францию, Италию, не дожидаясь глобального консенсуса, в одностороннем порядке ввели собственные цифровые налоги.

В конце 2019 года ОЭСР опубликовала предложения по двум блокам Pillar 1 и Pillar 2, которые должны стать основой для достижения мирового консенсуса. Основные параметры единого механизма планируется подготовить к июлю 2020 года, а окончательное решение предполагается достичь к концу 2020 года.

Российский Минфин в поисках новых источников пополнения казны также начал прорабатывать варианты ужесточения налоговой нагрузки на международные ИТ-корпорации. Положение об этом появилось в «Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов». Однако конкретных законодательных инициатив пока нет.

«В целом мы полагаем, что сегодня было бы целесообразно приступить к подготовке и разработке цифрового налога, — говорит Айрапетян. — Нам надо подстраховаться на случай неблагоприятного исхода переговоров и защитить свои фискальные интересы в случае, если ОЭСР не придет к единому механизму».

C 2017 года в России уже действует «налог на Google» — обязанность иностранных продавцов цифровых услуг платить НДС в России, и тысячи иностранных компаний встали на учет в российских налоговых органах.

Однако НДС с электронных услуг покрывает далеко не все digital-модели и не решает проблему несправедливого распределения прибыли. «Регистрация для уплаты НДС никак не меняет ситуацию по распределению прибыли. Достаточно открыть формальный офис, но по факту здесь нет никого», — утверждает Левон Айрапетян.

Под «налог на Google» не подпадают, например, доходы от онлайн-рекламы, таргетированной на российских пользователей, и продажа данных россиян. «Они как раз могли бы стать объектом обложения цифровым налогом», — отмечает Айрапетян.

Упущенная выгода

  • Введение цифрового налога увеличит доходы государства.

Если ОЭСР так и не придет к единому решению, страны, которые уже разработали цифровой налог, окажутся в более выгодном положении, в то время как у стран, которые подобный налог не разрабатывали, уйдет время на подготовку законодательства, отмечается в докладе ЦСР. «Они могут начать взимать налог, который причитается нам», — предупредил Айрапетян.

  • Цифровой налог уравняет условия для бизнеса, поддержав отечественные цифровые компании.

Россия одновременно является рынком — потребителем цифровых услуг и поставщиком таких услуг, располагая конкурентоспособными на международном уровне ИТ-компаниями: «Яндекс», «ВКонтакте», Wildberries и др. Однако сейчас прямые конкуренты отечественных компаний находятся на российском рынке в более выгодных условиях, платя меньше налогов.

  • Цифровой налог подстрахует на случай, если механизм ОЭСР будет распространяться не на все ИТ-корпорации.
Читайте также:
Няни и репетиторы нашли поддержку в лице ФОМС

Дело в том, что в декабре 2019 года США, как основной поставщик электронных услуг, предложили сделать единый подход опциональным, и ОЭСР приняла идею к рассмотрению. Предложенный США режим safe harbor (правило безопасной гавани) оставляет за ИТ-гигантами право отказаться от разработанного ОЭСР решения. «В таком случае перед странами встанет вопрос, как быть с компаниями, которые откажутся от модели ОЭСР, — рассуждает Айрапетян. — Напрашивается только один вывод: взимать с них тот самый односторонний цифровой налог». Если при таком решении у России не будет готового механизма, придется с нуля разрабатывать цифровой налог, тогда как другие страны уже будут взимать платежи и получать дополнительные доходы, предупреждает ЦСР.

По предварительной оценке ОЭСР, дополнительные доходы от введения механизма в группе стран, в которую входит и Россия, составят в среднем около €390 млн в год. Односторонний цифровой налог принесет больше поступлений, отмечают в ЦСР, потому что по модели ОЭСР страны делятся друг с другом правом взимать налоги.

Разработка цифрового налога, по оценке экспертов, может занять около года.

При другом сценарии, если ОЭСР все же выработает единый подход, у России будет только одна проблема — как интегрировать в локальное законодательство механизм ОЭСР. Если консенсуса не будет, Россия просто сделает временный налог постоянным, резюмировали эксперты.

Какие страны ввели цифровой налог

Первой страной стала Франция, сделавшая это в 2019 году. Платежи по ставке 3% платят цифровые компании с суммарным доходом по всему миру от €750 млн, более €25 млн из которых принесли французские пользователи. Причем срок исковой давности по цифровому налогу увеличен с трех до шести лет. Однако Франция приостановила взимание налога до конца 2020-го с условием, что, если до конца года ОЭСР не выработает единый механизм, взимание налога возобновится. В 2020 году Франция планирует собрать благодаря новому налогу свыше €450 млн.

Турция с 1 марта начала взимать цифровой налог по ставке 7,5%. Великобритания планирует начать взимать цифровой налог по ставке 2% с апреля 2020 года и оценивает дополнительные доходы от £275 млн в 2021–2021 годах. Италия планирует ввести 3-процентный налог с января 2021 года и получать свыше €600 млн ежегодно. На случай, если ОЭСР не примет единый подход, свой механизм также разработала Испания.

Как правило, в этих странах налогом облагается прибыль компаний от трех основных видов услуг:

  • услуги цифровых платформ и маркетплейсов;
  • онлайн-реклама, таргетированная на пользователей в этой конкретной стране;
  • продажа данных, полученных на основе предоставленной пользователем информации.

Свой механизм с 2016 года действует в Индии, он принес государству $39 млн дополнительных доходов. Сбором по ставке 6% облагаются доходы иностранных компаний от b2b-сделок в области цифровой рекламы.

Венгрия взимала налоги с онлайн-рекламы на венгерском языке по прогрессивной ставке от 5,3 до 7,5% и 5% при вторичном налоговом обязательстве. Однако за 2018 год венгерский налоговый орган отчитался о низком уровне собираемости с зарубежных компаний и обнулил налог.

Минусы цифрового налога

Вместе с преимуществами введения цифрового налога эксперты ЦСР оценили возможные негативные последствия такой односторонней меры.

  • Главный минус односторонних мер — двойное налогообложение.

На налоги от одной и той же онлайн-сделки, например между пользователями во Франции и Италии, могут претендовать обе страны. Из всех стран, которые внедрили цифровой налог, лишь Великобритания предусмотрела меры для частичного устранения двойного налогообложения. В частности, компаниям разрешено вычитать расходы на уплату цифрового налога из базы по налогу на прибыль, а также относить 50% налогооблагаемых доходов на юрисдикцию, где действует аналогичный цифровой налог.

  • Цифровой налог может спровоцировать дополнительные санкции США — основного поставщика электронных услуг.

Так, Франция заморозила цифровой налог в том числе из-за угрозы повышения таможенных пошлин со стороны США. Американская администрация назвала цифровой налог Франции дискриминационным и пригрозила ввести 100-процентные пошлины на ввоз французских товаров на сумму $2,4 млрд.

  • Дополнительный налог нарушит стабильность условий для международного бизнеса — неопределенность возрастет, и инвестиции снизятся.
  • Вслед за Россией страны бывшего СССР могут ввести аналогичные цифровые налоги, и тогда уже пострадают российские цифровые компании, работающие в этих странах.
  • Если ОЭСР все же выработает единый подход, России придется перестраиваться и нести дополнительные издержки.

Резюмируя, эксперты ЦСР подчеркивают, что «у варианта с односторонним введением в России цифрового налога несколько более выгодная позиция». «Однако концептуально оба варианта равны в балансе связанных преимуществ и недостатков. Итоговое решение должно зависеть от приоритетов государственной экономической политики», — заключается в докладе.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: