Белоруссия переходит на цифровую экономику

Принята Государственная программа «Цифровое развитие Беларуси» на 2021-2025 годы

Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 2 февраля 2021 г. № 66 утверждена Государственная программа «Цифровое развитие Беларуси» на 2021 – 2025 годы – основной практический инструмент внедрения передовых информационных технологий в отрасли национальной экономики и сферы жизнедеятельности общества в предстоящий период.

Государственной программой предусматривается выполнение мероприятий по созданию (развитию) современной информационно-коммуникационной инфраструктуры, внедрению цифровых инноваций в отраслях экономики и технологий «умных городов», а также обеспечению информационной безопасности таких решений (в настоящее время 82 мероприятия).

Продолжится совершенствование инфраструктуры электронного правительства путем создания (развития) ряда межведомственных информационных систем, обеспечивающих реализацию государственных электронных сервисов.

Отдельно предусматривается принять меры по совершенствованию самих сервисов. На принципиально ином технологическом уровне будет продолжена работа по разработке технических решений для перевода административных процедур и государственных услуг в электронную форму – будет производиться их поэтапный переход на комплексное оказание в проактивном формате.

Конкретные цифровые решения будут внедряться также в отраслях экономики и регионах.

В образовании – интерактивные образовательные информационные ресурсы с применением технологий удаленного доступа к ним, электронные, в том числе, образовательные сервисы.

В системе здравоохранения – решения для внедрения электронной медицинской карты пациента и сервисов взаимодействия с гражданами, развития телемедицины, системы мониторинга состояния здоровья населения.

В строительстве – на базе Госстройпортала будут созданы единый фонд проектной документации и республиканский банк данных объектов-аналогов в электронном формате, BIM-среда (информационное моделирование зданий и сооружений), что позволит активно применять технологии виртуальной и дополненной реальности на этапах строительства и контроля за ним.

Для интеграции экономики Республики Беларусь в мировое экономическое пространство – общенациональная торговая площадка для отечественных предприятий, платформа национальной системы электронной логистики.

В производственном секторе – комплекс программно-инструментальных средств для управления жизненным циклом изделий производственных предприятий: «цифровой двойник изделия», «цифровой двойник производства», «цифровой двойник обслуживания продукта», программный комплекс интеллектуальной обработки сенсорных данных, получаемых от технологического оборудования, задействованного в производственном процессе, и ряд других.

Проектом предусмотрена разработка отечественного типового решения для производственного предприятия в целях предоставления его как услуги белорусским предприятиям (после определенной адаптации такого решения под определенное производство).

В региональном разрезе – создание и внедрение технологий «умных городов», включая системы удаленного мониторинга и учета состояния жилищного фонда, расхода энергоресурсов, состояния окружающей среды, видеоаналитики и другого.

Также в Государственную программу включен ряд мероприятий по повышению навыков в ИТ-сфере, а также адаптации населения к цифровым преобразованиям.

В частности, предусматривается разработка образовательной платформы для повышения «цифровой грамотности» населения и современного образовательного контента для курсов повышения квалификации работников, задействованных в экономике, по вопросам цифрового развития. Результаты таких проектов позволят:

  • сформировать современную технологическую и методическую основу для реализации проектов по обучению (повышению навыков) специалистов;
  • познакомить граждан с внедряемыми в рамках цифрового развития технологическими новшествами;
  • популяризовать достижения цифрового развития как внутри страны, так и на международном уровне.

Государственная программа учитывает уровень «цифровой зрелости» Республики Беларусь как в отраслевом, так и в региональном масштабах, а также применяемые технические решения и мировые тенденции, что выступает основой для дальнейших цифровых преобразований.

В Беларуси создадут Министерство цифрового развития и связи. Узнали, чем занимаются подобные ведомства в других странах

Президент Беларуси Александр Лукашенко провел 13 января первое в 2022 году совещание Совета министров. На нем обсуждалось создание нового министерства – цифрового развития и связи, сообщает слова БЕЛТА.

На совещание вынесен проект указа, по которому на базе ныне существующего Министерства связи и информатизации будет создан новый государственный орган – Министерство цифрового развития и связи. Александр Лукашенко отметил:

– С одной стороны, благодаря бурному развитию цифровых технологий мир действительно стал меняться очень быстро. И нам необходимо использовать все преимущества этих процессов. С другой – следует помнить и понимать, что государство в принятии решений по регулированию данной сферы должно работать на опережение. Поэтому сегодня внимательно рассмотрим данный вопрос.

В Беларуси для этого уже создана инфраструктура: развитая сеть передачи данных, центры их обработки и хранения, средства защиты информации. Но, видимо, этого недостаточно.

Читайте также:
Как будут отбираться кандидаты на новые детские пособия

– Цифровая сфера должна не только улучшать быт людей, но и через высокоэффективные производства повышать их благосостояние. Больше внимания необходимо уделять цифровизации реального сектора экономики, обеспечению конкурентоспособности предприятий, – считает Лукашенко.

А КАК У НИХ?

Подобные министерства есть уже во многих странах, в том числе и СНГ. Функции их приблизительно похожи.

Так, в России в ведении Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций находится сфера информационных технологий, электросвязи и почтовой связи, массовых коммуникаций и СМИ. В их число входят электронные медиа, печать, издательство и полиграфия, обработка персональных данных, управления госимуществом и оказания госуслуг в сфере информационных технологий. Госорган основали в 2008 году.

Министерство цифровой трансформации Украины (или Минцифра) создано в 2019-м. Его задачи – внедрение политики местного правительства в сфере электронного управления, информатизации, развития информационного общества. В компетенции Минцифры Украины – формирование и использование национальных электронных информресурсов, цифровизацию органов власти. Все это – часть реформ, проводящихся в Украине в целях развития госорганов и для минимизации коррупции.

В Азербайджане есть Министерство цифрового развития и транспорта, созданное в 2004 году. В Армении существует Министерство высокотехнологической промышленности. В Польше это Министерство внедрения цифровых технологий, которое выделили в отдельное ведомство в 2015 году. В Казахстане Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности создано в 2016 году.

Ранее “Комсомолка” рассказывала, какие реформы в системе образования Беларуси наметил Совмин. Будут умные парты и доски в каждой школе, инфоцентры вместо библиотек, объединение выпускных экзаменов и ЦТ. Сообщаем, что поменяют в образовании Беларуси к 2030 году.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Инфляция-2021 чуть меньше 10%, налог на квартиру и налог на землю, Литва расторгает контракт с «Беларуськалием»: что произошло в Беларуси и с белорусами 12 января 2022 года

Собрали главные новости Беларуси за среду, 12 января 2022 года (подробности)

Белорусы жалуются, что в России им не выдают QR-коды и не признают сертификат о вакцинации

Это фактически исключает возможность организации туристической программы в России для наших соотечественников (подробности)

В Министерстве по налогам и сборам рассказали, кто не будет платить земельный налог

А также о тех, кто имеет льготы по уплате налога на недвижимость (подробности)

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

В Беларуси хотят создать Министерство цифрового развития и связи. Что по этому поводу думает Президент?

Новости Беларуси. Цифровая сфера должна не только улучшать быт людей, но и повышать их благосостояние. Об этом заявил Президент Беларуси во время совещания с Советом министров, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В 2022 году это первая встреча. На повестке сразу несколько важных вопросов, требующих детального рассмотрения. Так, например, правительство подготовило проект указа, который бы позволил исключить недобросовестное посредничество и усовершенствовать систему закупок. Его 13 января представили Александру Лукашенко. Как отметили в МАРТе, новые подходы к госзакупкам в первый же год помогут сэкономить около миллиарда рублей.

Еще один проект указа касается создания нового министерства – цифрового развития и связи. Главу государства прежде всего интересует, как его появление будет способствовать качественным изменениям в жизни белорусов и страны.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Предупредить просто хочу, что здесь не должно быть какой-то гонки, связанной с модными какими-то течениями. Если что-то меняем, должны быть изменения по существу. И самое главное, эти изменения должны быть востребованы обществом, экономикой. С одной стороны, благодаря бурному развитию цифровых технологий мир действительно стал меняться и очень быстро. И нам необходимо использовать все преимущества этих процессов. С другой стороны, следует помнить и понимать, что государство в принятии решений по регулированию данной сферы должно работать на опережение. Поэтому сегодня рассмотрим внимательно данный вопрос.

Мне докладывают, что в Беларуси создана необходимая базовая инфраструктура, построена развитая сеть передачи данных, надежные центры их обработки, хранения, внедрены современные средства защиты информации. Видимо, этого недостаточно. Цифровая сфера должна не только улучшать быт людей, но и через высокоэффективные производства повышать их благосостояние. Больше внимания необходимо уделять цифровизации реального сектора экономики, обеспечению конкурентоспособности предприятий.

Кроме того, с учетом нашего опыта прошлых лет да и недавнего в других странах, на рассмотрение представлен проект указа, ужесточающий ответственность за нанесение ущерба зданиям, сооружениям, общественному имуществу в результате так называемых акций протеста.

Читайте также:
Налог на добавленный доход будет со строго положительным эффектом

Александр Лукашенко: цифровая сфера должна не только улучшать быт людей, но и повышать их благосостояние

Новости Беларуси. Цифровая сфера должна не только улучшать быт людей, но и повышать их благосостояние. Об этом Президент Беларуси заявил на совещании с руководством Совета министров, передает БЕЛТА.

Один из вопросов, вынесенных на совещание, – проект указа, которым на базе существующего Министерства связи и информатизации предлагается создать новый государственный орган – Министерство цифрового развития и связи.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Здесь не должно быть гонки, связанной с какими-то там модными течениями. Если что-то меняем, это должны быть изменения по существу. И самое главное – эти изменения должны быть востребованы обществом, экономикой.

Президент отметил, что, как ему докладывают, в Беларуси создана необходимая базовая инфраструктура: построена развитая сеть передачи данных, надежные центры их обработки и хранения, внедрены современные средства защиты информации.

Александр Лукашенко:
Видимо, этого недостаточно. Цифровая сфера должна не только улучшать быт людей, но и через высокоэффективные производства повышать их благосостояние. Больше внимания необходимо уделять цифровизации реального сектора экономики, обеспечению конкурентоспособности предприятий.

Вначале будет цифра: что даст обществу переход к цифровой экономике?

На следующей неделе, 28 марта, вступит в силу Декрет № 8 о развитии цифровой экономики.

Что сулит он нашей экономике и каждому из нас? Готово ли наше общество к цифровой трансформации? Насколько мы защищены от потенциальных рисков, возникающих при переходе к новой реальности? Большой разговор на эту тему состоялся в конференц–зале «СБ».

ФОТО РЕЙТЕР

«СБ»: С принятием Декрета № 8 о цифровизации экономики слова «блокчейн», «криптовалюты», «смарт–контракты» прочно вошли в наш лексикон. Не все в этом разбираются. Но все уже наслышаны о том, что цифровая экономика — это нечто большее, чем только IT–сектор. Не вдаваясь в технические детали, как бы вы пояснили для рядового обывателя суть и смысл перехода к цифровой экономике? Что это даст каждому из нас и стране в целом?

Иван Жизневский: Декрет по своей сути ориентирован на развитие ПВТ. Политическое решение о его создании, принятое в 2005 году, оказалось весьма своевременным. Сегодня мы имеем уже сформированную IT–отрасль. Образно говоря, это нервная система всех общественных и экономических отношений. Теперь надо делать следующий шаг. То есть ПВТ — это всего лишь технологический элемент развития IT–страны. В эту работу должны включиться все звенья: от начальной школы и вузов до министерств и Правительства, где необходимо сформировать структуру, которая бы отвечала за координацию действий госорганов в этом направлении. Чтобы государство было конкурентоспособным, его институты должны развиваться, используя самые современные технологии. Декрет создает для этого необходимые условия.

«СБ»: И в чем это проявляется?

И.Ж.: Если раньше резиденты Парка изначально были ориентированы на разработку программного обеспечения, то сейчас могут создавать собственные продукты в сфере интернета вещей, медицины, биотехнологий. Это даст мультипликативный эффект другим отраслям экономики. Например, к нам пришли компании, готовые разрабатывать технологии беспилотного транспорта, 3D–анимации. Еще одна компания планирует сделать гамма–локатор — прибор, позволяющий проводить точную диагностику онкологических опухолей и их удаление. Технологии дополненной реальности значительно облегчают хирургу проведение микроопераций. Кроме того, IT–отрасль становится проводником новых бизнес–моделей. Для примера приведу сервис такси Uber. То есть появляются новые формы экономических отношений, принципиально новые бизнесы на стыке отраслей. Например, информационные технологии и финансы. Это тоже рабочие места, налоги в бюджет, доходы от экспорта.

Читайте также:
Россиянам предложат криптовалютные офшоры?

Александр Курбацкий: Скорость и динамика изменений впечатляют. Мы даже не заметили, как цифра вошла в нашу жизнь. Лет десять назад роботов в массовом сознании вообще не воспринимали всерьез, а сегодня многие операции они делают качественнее человека. Человека можем обвешать датчиками, запустить нанороботов в кровеносную и иные системы, полностью создать цифровую модель организма и контролировать многие процессы в нем. Если где–то происходит сбой, датчики сигнализируют и тут же выбирается способ лечения. Или область точного земледелия. Уже существуют практически пригодные разработки по дистанционному управлению сельхозтехникой с точностью до сантиметра.

«СБ»: Когда–то распыление удобрений с помощью авиации считалось вершиной технического прогресса. Но ученые идут дальше и близки к тому, чтобы точечно вносить удобрения и минералы едва ли не под каждую посадку. Это же какая экономия ресурсов. А если посмотреть на развитие IT–индустрии в глобальном масштабе, какие у нас перспективы?

Борис Паньшин: Мы движемся в правильном направлении. В мировом рейтинге Международного союза электросвязи, дающем оценку развития информационно–коммуникационных технологий, Беларусь лидирует среди стран СНГ и занимает общее 32–е место. Это очень приличный результат, учитывая, что мировой рынок программного софта растет и приближается уже к полутора триллионам долларов. Это даже больше рынка продовольствия, который составляет только один триллион. Поэтому грешно было бы не воспользоваться сложившимся положением и не создать условия, чтобы не только зарабатывать на услугах, но и создавать собственные IT–продукты, привлекая стратегически важных инвесторов. Нам здесь вполне по силам конкурировать и кооперироваться с компаниями из Китая, Индии, России, особенно в части сложной аналитики. Даже 8–миллионный Израиль сегодня имеет 16 миллиардов долларов экспортной выручки от IT–индустрии.

«СБ»: Переход к цифровой экономике — серьезный вызов для нашей системы образования. Если отдадим все на откуп интернету, роботам, это погубит множество профессий. Но ведь вся страна не может сесть за компьютеры. Цифрой нельзя согреть дома, больницы и школы, она не заменит транспорт и дороги. Даже в самом умном доме, если прорвет трубу, без сантехника с ключом не обойтись. Не произойдет ли перекоса в образовании?

Вадим Богуш: Внедрение информационных технологий, безусловно, влияет на составляющие труда по разным профессиям. Если взять ваш пример с сантехником, то участие человека останется необходимым. Другое дело, что полностью изменится сама система его работы. Использование систем умного дома, датчиков и исполнительных устройств, систем автоматизированного управления позволит контролировать состояние системы водоснабжения, в том числе дистанционно, и своевременно выполнять профилактические работы, а в случае аварии — автоматически прекратить утечку. Одновременно сигнал об аварии поступит хозяину квартиры и в эксплуатационную службу. В итоге сантехник, конечно, приедет и трубу поменяет. Но скорость, качество работы возрастут в разы при минимуме потерь. Аналогичные изменения ждут и другие отрасли. И вопрос здесь не в том, что все будут заниматься программированием. Задача эффективного использования информационно–коммуникационных технологий в любой сфере профессиональной деятельности и общественной жизни становится одной из ключевых в подготовке специалистов. Это позволит повысить и качество, и производительность труда.

«СБ»: Из разных источников можно почерпнуть любопытную информацию на этот счет. В развитых странах уже сегодня 3 — 4 процента сельского населения кормят всю страну. А с переходом на технологии точного земледелия будет еще меньше. Отсюда неизбежны диспропорции на рынке труда. Как реагировать на это?

В.Б.: Сама IT–сфера предполагает мультидисциплинарное взаимодействие. Условно говоря, чтобы сделать робота в медицине, нужно быть не только специалистом в сфере информационных технологий и роботостроения, но еще и обладать определенными медицинскими знаниями и работать в команде с врачами. Чтобы внедрить инновационный продукт в сельском хозяйстве, мало быть программистом, надо еще разбираться в процессах сельскохозяйственного производства, агрономии. При этом особенно актуальной становится реализация модели «образование через всю жизнь». Это мировая тенденция, и мы здесь стимулируем необходимые изменения как в системе основного, так и дополнительного образования. Во–первых, каждый человек, если не хочет остаться за бортом профессии, должен постоянно повышать свой профессиональный уровень. Во–вторых, иногда полезно и необходимо приобрести дополнительную квалификацию, расширить сферу применения своих способностей, получить прирост профессиональных компетенций. И конечно, квалифицированный труд требует нестандартного мышления, которое позволяет решать сложные задачи в условиях ограниченности времени, неопределенности и высокой динамики изменения внешних условий и так далее.

Читайте также:
По мнению экспертов, экологический налог для табачников является дискриминацией

В этих условиях расширяется использование и востребованность дистанционных технологий, обеспечивающих поддержку образовательного процесса 24 часа в сутки и семь дней в неделю. Открываются специализированные курсы переподготовки с погружением в высокотехнологичную среду.

«СБ»: И все же это требует определенного времени, а рынок IT–индустрии весьма динамичен. Толковые специалисты ему нужны уже сегодня.

И.Ж.: Мы понимаем, что основной наш ресурс — это люди. Поэтому резиденты ПВТ оборудуют в вузах совместные лаборатории, где студенты и преподаватели работают над реальными IТ–проектами. Средства, заработанные ПВТ, в первую очередь будут вкладываться не только в создание материальной инфраструктуры, но и в образование. Руководители крупнейших компаний обсуждают даже возможность создания на территории Парка собственного университета. Декрет № 8 позволяет регистрироваться у нас организациям, которые будут вести образовательную деятельность по программам, утвержденным ПВТ.

Б.П.: Проблема в том, что ПВТ сейчас работает в премиум–сегменте, со льготами и преференциями. А кто поможет перестроиться на новый формат обычным предприятиям? Даже простое упорядочение управленческих и рабочих процессов с помощью IT–индустрии сразу на 30 процентов делает производство более эффективным. Причем в короткие сроки и по всем направлениям, в том числе по зарплате. Приведу пример Бельгии. Они в конце 1960–х, в самом начале информатизации, создали при университетах, IT–компаниях спецгруппы, которые спокойно, постепенно сначала в муниципалитетах, а потом и на предприятиях занимались налаживанием новых схем управления и рабочих процессов. Не уходили с объектов, пока все не начинало работать и пока все не научились. В итоге за 10 лет производительность труда в Бельгии выросла на 102 (!) процента, в то время как в Англии — только на 27 процентов. Может, и нам следовало бы создать мультисервисную платформу информатизации республиканского значения, к которой могли бы в упрощенном порядке подключаться компании и автоматизировать свои процессы. Одновременно мы получим «табло» IT–страны. Иначе мы все время будем, с одной стороны, зарабатывать на IT, а с другой — брать кредиты, чтобы поддерживать предприятия. Проще говоря, «цифра» должна быть «прикручена» к каждому станку, к каждому трактору. Нельзя растерять потенциал традиционных отраслей реального сектора экономики. Каждый файл на предприятии должен стать активом. В этом и состоит суть цифровой экономики.

И.Ж.: С поддержкой IT–сферы в стране будет происходить концентрация высокоинтеллектуальных людей. Это, несомненно, даст эффект, который будет выражаться не только в развитии программирования, но и в реагировании на возможные угрозы и риски. Наверняка найдутся и новые технологические решения для исключения негативных последствий форс–мажорных обстоятельств.

Б.П.: Риски, конечно, присутствуют. Недаром в структуре экономик двадцатки развитых стран четко действует принцип «одной пятой». То есть промышленность, строительство, сельское хозяйство, сфера услуг занимают примерно одну пятую часть экономики. И даже в высокотехнологичных сферах доля супертехнологий всего 25 процентов. Это страховка на случай форс–мажора. Во Франции 200 видов сыров и все традиционные производства. Поэтому я выступаю за то, чтобы передовой IT–сектор помог нашему реальному сектору. Почему наша экономическая модель устойчива? Потому что сначала мы обеспечили продовольственную безопасность и теперь на этом зарабатываем деньги. Модернизировали энергосистему, что позволило за 20 лет в четыре раза увеличить ВВП и в шесть–восемь раз сократить энергопотребление. Сохранили ведущие промышленные предприятия, провели их техническое переоснащение. Теперь надо выстраивать информационный каркас экономики. В этом основа нашей экономической безопасности и суверенитета.

«СБ»: Один из факторов создания IT–страны — внедрение новейших финансовых инструментов, в том числе криптовалют. В чем их привлекательность? Или мы имеем дело с модернизированной финансовой пирамидой?

И.Ж.: Криптовалюты были и до принятия декрета. Даже нью–йоркские биржи начинают торговать фьючерсами на биткоинах. Это один из элементов блокчейна, весьма перспективной технологии, которая может использоваться в различных областях. Но для этого ее надо ввести в правовое поле. Мы хотим на площадке ПВТ опробовать этот инструмент в качестве эксперимента и урегулировать правоотношения, связанные с криптовалютами. Само по себе такое желание вызвало огромный отклик во всем мире. Для инвесторов это очень важный сигнал о том, что Беларусь открыта для зарубежного капитала и новых технологий.

Читайте также:
Курортный сбор наткнулся на недовольных профсоюзников

«СБ»: Если заглянуть на 15 — 20 лет вперед, криптовалюты заменят традиционные деньги?

А.К.: Такой задачи и не ставится. Биткоин может через пять лет вообще исчезнуть. А может, через пять лет криптовалюта будет строиться на других принципах, не обязательно на блокчейнах. Как бы то ни было, в эпоху глобализации мы не можем стоять в стороне и наблюдать, как другие будут уходить в отрыв. Нас все равно накроют новые технологии, и лучше, если мы придем к этому подготовленными. Фактически ПВТ становится полигоном для обкатки блокчейна. И кто знает, возможно, именно у нас появятся оптимальные решения, которые потом можно будет тиражировать на весь мир и зарабатывать на этом деньги.

Налоговые строгости вместо льгот

В правительстве не раз высказывались о том, что нефтяники пользуются слишком большим количеством льгот, которые не приносят государству ожидаемого результата. Так, в конце прошлого года министр финансов Антон Силуанов говорил, что преференции по налогам не должны становиться лазейками для уклонения от налоговых выплат, и указывал на то, что, несмотря на обилие льгот, нефтегазовые доходы бюджета начали снижаться по сравнению с планом. В июне 2020 года замминистра финансов Алексей Сазанов в интервью Reuters сказал, что введение налога на дополнительный доход (НДД) в нефтяной отрасли «было самой большой ошибкой», из-за которой бюджет страны в 2019 году недополучил 219 млрд руб.

А председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко еще в октябре 2019 года выразила мнение, что налоговые послабления, предоставляемые российским нефтяным компаниям, не дают соответствующего прироста инвестиций в отрасль и не снижают зависимость от поставок импортного оборудования. Матвиенко подчеркивала, что льготы являются инвестициями со стороны государства и предоставляться они должны лишь при соответствующей отдаче. В результате осенью Госдума приняла, а президент подписал поправки в Налоговый кодекс, предложенные Минфином и отменяющие ряд налоговых льгот для нефтяников с 1 января 2021 года. По оценкам Антона Силуанова, только в следующем году благодаря отмене льгот бюджет получит допдоходы в размере 260 млрд руб.

За и против

Игроки нефтедобывающей отрасли отреагировали на налоговые перемены крайне негативно. Нефтяники еще в августе направили Владимиру Путину письмо, где указывали, что если НДД будет скорректирован, то добыча на проектах с НДД за десять лет упадет на 340 млн т, инвестиции снизятся на 2,3 трлн.руб., а бюджет недополучит 2,5 трлн.руб. Письмо подписали главы «Роснефти» Игорь Сечин, ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, «Газпром нефти» Александр Дюков, «Татнефти» Наиль Маганов и «Зарубежнефти» Сергей Кудряшов.

Глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, ссылаясь на проект бюджета на 2021 год, рассказал РБК+, что в сумме все поправки по льготам обойдутся нефтяникам в 312 млрд руб. «Сумма пугающая. В следующем году российская нефтяная отрасль окажется сразу под тремя ударами: новый налоговый режим (а отмена льгот означает именно новый налоговый режим, а не какие-то «косметические» изменения, как это иногда преподносится), низкие цены на нефть, которые, очевидно, не восстановятся до докризисных уровней, и снижение добычи в рамках сделки ОПЕК+», — отмечает эксперт.

Руководитель направления фискальной политики консалтинговой компании «Экономик Эксперт групп» Александра Суслина считает, что бюджетный дефицит по итогам текущего года составит около 4,7 трлн.руб. (это примерно 4,5% ВВП). «Бюджетные доходы падают, так как из-за кризиса сильно снизились все налоговые базы, идет снижение по всем источникам доходов, не только по нефтегазовым», — отмечает эксперт. На следующий год проект бюджета предполагает дефицит на уровне около 2,75 трлн.руб. (порядка 2,4% ВВП). Однако Александра Суслина считает, что реальный дефицит бюджета может оказаться больше. «Безусловно, лишение льгот — болезненный момент для нефтяников. Но следует учесть, что бюджет испытывает катастрофическую нехватку доходов. И, чтобы его наполнить, приходится собирать с миру по нитке. И нефтяная отрасль, как самая богатая, в этом случае — первый кандидат. Кроме того, как бы нефтяники ни жаловались, объективно у них есть ресурс для повышения эффективности отрасли за счет снижения собственных неэффективных затрат», — подчеркивает Александра Суслина.

Читайте также:
«Лукойл» хочет равного отношения государства к компаниям-нефтяникам

Компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛ отказались комментировать РБК+ отмену льгот. Известно, что первый вице-президент ЛУКОЙЛа Азат Шамсуаров на Тюменском нефтегазовом форуме, проходившем в сентябре, говорил, что частое изменение налогового законодательства может ухудшить маржинальность нефтяного сектора. По его словам, налоговые решения в России «часто принимаются наскоро и не всегда обдуманно» (цитаты по ТАСС). В конце октября Вагит Алекперов заявлял в эфире телеканала «Россия 1», что ужесточение режима НДД негативно скажется на экономических результатах ЛУКОЙЛа и компания может не выйти на докризисные показатели даже к 2023 году.

Глава «Татнефти» Наиль Маганов в беседе с агентством ТАСС в сентябре говорил, что отмена льгот по налогу на добычу сверхвязкой нефти и экспортной пошлине для компании означает около 80 млрд руб. дополнительных налогов в год. По словам гендиректора компании «ИнфоТЭК-терминал», члена комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты РФ Рустама Танкаева, правительство России на протяжении последних шести лет систематически повышает налоговую нагрузку на нефтяной сектор, причем критическую границу эта нагрузка перешла в январе 2019 года. «Сейчас уровень налоговой нагрузки на нефтяную отрасль в РФ — самый высокий в мире. Становятся нерентабельными не только многие проекты, но и государственные программы, такие как программа освоения углеводородных ресурсов Арктики или программа развития Дальнего Востока (последняя вообще была свернута). Поиск и геологоразведка углеводородов на Сахалине остановлены.

Полностью остановлены проекты новых нефтеперерабатывающих предприятий, прекратилось создание новых нефтедобывающих регионов», — говорит эксперт. По его словам, правительство не просчитывает последствия своих действий, давит одновременно на газ и на тормоз: «В результате наша нефтегазовая промышленность не имеет будущего. Когда созданы условия, в которых промышленность существовать не может, она существовать и не будет».

Перспективы отрасли

Смогут ли нефтяники отыграть потерю льгот? Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин уверен, что «даже сейчас, в период кризиса, «последнюю рубашку» с нефтяников снимать никто не будет». И считает, что, когда коронавирусный кризис будет преодолен, нефтяники с большой вероятностью получат новые преференции, компенсирующие утрату льгот в 2020 году.

Фактически это уже происходит. «Роснефть» получила льготы по Ванкору, «Роснефть» и «Газпром нефть» — по Приобскому месторождению, которое разрабатывают совместно, «Газпром нефть» — по Новопортовскому месторождению, «Татнефть» — по Ромашкинскому месторождению. За проекты по добыче сверхвязкой нефти 12 ноября вступился президент Татарстана Рустам Минниханов. Он предложил включить их в закон о защите и поощрении капиталовложений. В этом случае государство дает гарантию не применять акты, которые могут ухудшить положение инвестора. В первую очередь речь идет о налоговых и регуляторных условиях. Кроме того, предусматривается возможность компенсации затрат на инфраструктуру и процентов по кредитам и облигационным займам.

Что отменили

В соответствии с федеральным законом с 1 января 2021 года отменяются: пониженная ставка экспортной пошлины на сверхвязкую нефть (сейчас она составляет 10% от полной ставки); льгота по экспортной пошлине для нефти, добытой на 15 месторождениях с особыми физико-техническими характеристиками; пониженная ставка НДПИ для месторождений углеводородного сырья с выработанностью более 80%; льгота по НДПИ для сверхвязкой нефти. Перестает действовать пониженная ставка НДПИ (30% от полной) для компаний, ведущих поиск и разведку месторождений за свой счет.

Налоговая нагрузка по видам экономической деятельности в 2020 году: изменения

Налоговая нагрузка — один из главных показателей, по которым вычисляется определенный минимум по уплате взносов в бюджет. Если предприятие по результатам деятельности не «дотянуло» до минимума в своей сфере, то это может стать поводом для выездной проверки налоговиками. ФНС на своем сайте опубликовала новые значения налоговой нагрузки по видам экономической деятельности за 2019 год. Татьяна Амелина, генеральный директор компании «Невская Перспектива», рассказывает, что поменялось и как вычислить свою налоговую нагрузку.

Читайте также:
Объекты стоимостью в более чем 300 млн рублей принесут дополнительные налоги физлицам

Что такое налоговая нагрузка

Этот термин обозначает долю выручки, уплаченную предприятием в бюджет. Зачастую по значению данного коэффициента налоговая инспекция понимает, достаточно ли честно ведется бизнес. ФНС рассчитывает средние значения нагрузки по каждому виду деятельности и публикует таблицы с коэффициентами.

Также значение налоговой нагрузки используют банки, когда принимают решение о выдаче кредита или обслуживании компании. Если размер выплат в бюджет от общего оборота по счету меньше, чем установленный законом, то бизнес считается недобросовестным.

Безопасные значения налоговой нагрузки в 2020 году

Данные значения меняются каждый год и публикуются ФНС в соответствии с данными статистической отчетности. Ниже представлена таблица с коэффициентами, которыми руководствуются налоговики в 2020 году:

Вид экономической деятельности (согласно ОКВЭД-2)

2019 год

Налоговая нагрузка, %

Справочно: фискальная нагрузка по СВ, %

Всего

Сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство, рыбоводство — всего

4,5

5,2

растениеводство и животноводство, охота и предоставление соответствующих услуг в этих областях

лесоводство и лесозаготовки

Добыча полезных ископаемых — всего

41,4

1,7

добыча топливно-энергетических полезных ископаемых — всего

добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических

Обрабатывающие производства — всего

7,6

2,1

производство пищевых продуктов, напитков, табачных изделий

производство текстильных изделий, одежды

производство кожи и изделий из кожи

обработка древесины и производство изделий из дерева и пробки, кроме мебели, производство изделий из соломки и материалов для плетения

производство бумаги и бумажных изделий

деятельность полиграфическая и копирование носителей информации

производство кокса и нефтепродуктов

производство химических веществ и химических продуктов

производство лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях

производство резиновых и пластмассовых изделий

производство прочей неметаллической минеральной продукции

производство металлургическое и производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования

производство машин и оборудования, не включенные в другие группировки

производство компьютеров, электронных и оптических изделий

производство электрического оборудования

производство прочих транспортных средств и оборудования

производство автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов

Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха — всего

7,1

2,4

производство, передача и распределение электроэнергии

производство и распределение газообразного топлива

производство, передача и распределение пара и горячей воды; кондиционирование воздуха

Водоснабжение, водоотведение, организация сбора и утилизации отходов, деятельность и ликвидация загрязнений — всего

9,9

5,1

Строительство

11,9

4,7

Торговля оптовая и розничная; ремонт автотранспортных средств и мотоциклов — всего

2,8

1,1

торговля оптовая и розничная автотранспортными средствами и мотоциклами и их ремонт

торговля оптовая, кроме оптовой торговли автотранспортными средствами и мотоциклами

торговля розничная, кроме торговли автотранспортными средствами и мотоциклами

Деятельность гостиниц и предприятий общественного питания — всего

10,5

6,2

Транспортировка и хранение — всего

6,4

4,6

деятельность железнодорожного транспорта: междугородные и международные пассажирские и грузовые перевозки

деятельность трубопроводного транспорта

деятельность водного транспорта

деятельность почтовой связи и курьерская деятельность

Деятельность в области информации и связи — всего

17,2

5,5

Деятельность по операциям с недвижимым имуществом

25,0

6,0

Деятельность административная и сопутствующие дополнительные услуги

17,9

10,0

Если предприятие занимается несколькими видами деятельности, то нужно ориентироваться на значения налоговой нагрузки для того, который указан основным. В случае, когда компания перешла на работу в другой отрасли, необходимо своевременно вносить данные об этом в ЕГРЮЛ. Если деятельность предприятия не попадает ни под один из видов, указанных в списке выше, то нужно искать значения для ближайшего по своей отрасли.

Как посчитать налоговую нагрузку

В первую очередь нужно понимать, что именно брать для расчета. Согласно последним указаниям налоговиков:

  • выручка берется без акцизных сборов и НДС;
  • страховые взносы исключаются из расчета;
  • доход берется из строки 2110 годового отчета о финансовых результатах;
  • в сумму налогов включается уплаченный НДФЛ.

Коэффициент налоговой нагрузки вычисляется по формуле:

Налоговая нагрузка = Сумма уплаченных налогов ÷ Доходы × 100.

Пример расчета

Из налоговой декларации машиностроительного предприятия следует, что компания за прошлый год выплатила налоги на сумму 850 000 рублей. При этом страховые взносы составили 330 000 рублей. Выручка компании — 9,5 миллиона рублей (без НДС). Рассчитаем имеющуюся налоговую нагрузку:

Читайте также:
Госдума отрицает введение налога на животных

850 000 ÷ 9 500 000 × 100 = 8,94.

Нагрузка по страховым взносам равна:

330 000 ÷ 9 500 000 × 100 = 3,47.

Теперь нужно сравнить полученные величины со средними отраслевыми за 2019 год. Для машиностроения общая нагрузка равна 9,9, а по страховым взносам — 4,4. Можно подвести итог, что данное предприятие платит меньше налогов, чем компании в среднем в этой отрасли предпринимательства. Поэтому бизнес находится под пристальным вниманием фискалов — предприятие может быть включено в план выездных проверок налоговой или потребуется объяснение с ФНС.

Формулы расчетов для разных видов налогообложения

Налоговая инспекция рассчитывает нагрузку для каждого предприятия отдельно, в зависимости от типа налогообложения и разновидности налогов. Рассмотрим подробнее методы вычисления для каждого частного случая.

Для организаций на ОСНО

Налоговая нагрузка = (Сумма НДС к уплате в бюджет Сумма налога на прибыль, посчитанная к уплате) ÷ Выручка × 100, где:

  • сумма НДС берется из строки 40, раздел 1 декларации НДС;
  • величина налога — из строки 180, лист 2 декларации на прибыль;
  • выручка — из строки 2110 бухгалтерской отчетности.

Для индивидуальных предпринимателей на ОСНО

Налоговая нагрузка = НДФЛ ÷ Общая сумма налогооблагаемого дохода × 100, где:

  • НДФЛ берется из строки 40, раздел 1 декларации 3-НДФЛ;
  • величина дохода — из строки 60, раздел 2 декларации 3-НДФЛ.

Для индивидуальных предпринимателей и организаций на УСН

Налоговая нагрузка = Сумма перечисленного налога ÷ Сумма полученного дохода × 100, где:

  • сумма налога берется из строки 133, разделов 2.1.1, 2.1.2 и страницы 273, 280, раздела 2.2 декларации по УСН;
  • сумма доходов — из строки 113, разделов 2.1.1, 2.1.2 и страницы 213, раздела 2.2 декларации по УСН.

Для индивидуальных предпринимателей и организаций на ЕСХН

Налоговая нагрузка = Сумма исчисленного налога ÷ Сумма полученных доходов × 100, где:

  • величина налога берется из строки 50, раздел 2 декларации по ЕСХН;
  • сумма дохода берется из строки 10, раздел 2 декларации по ЕСХН.

Если у предприятия есть обязанности по уплате транспортного, водного и земельного налогов, акцизным сборам, НДПИ, пользованию ресурсами, то они тоже включаются в подсчет.

Нагрузка по НДС

Для компаний, использующих этот вид налога, фискальная служба рассчитывает также удельный вес вычетов по следующей формуле:

Удельный вес вычетов = Общая сумма вычетов ÷ Общая сумма начисленного НДС × 100%, где:

  • сумма вычетов берется из строки 190, раздел 3 декларации НДС;
  • сумма НДС — из строки 118, раздел 3 декларации НДС.

Если результат вычислений больше 89%, то предприятие будет отнесено к группе риска, поэтому стоит перед каждой подачей декларации проверять удельный вес вычетов по НДС. В случае превышения лучше перенести часть вычетов на будущее либо оставить как есть и подготовить ответы на вопросы налоговиков и подтверждающие документы.

Нагрузка по НДФЛ

Вычисление налоговой нагрузки по НДФЛ определяется по формуле:

Налоговая нагрузка по НДФЛ = Исчисленный НДФЛ ÷ Общая сумма доходов от этой деятельности × 100%.

Налоговая инспекция потребует объяснений, если полученное значение будет слишком низким. Для юридических лиц важным показателем здесь будет динамика выплат, ФСН обратит пристальное внимание на компанию, если:

  • Суммы НДФЛ уменьшились относительно прошлых периодов более чем на 10% по итогам квартала или года.
  • По размеру НДФЛ было выявлено, что на предприятии выплачиваются заработные платы ниже среднего уровня по региону.

Также просматриваются суммы страховых взносов — не снизились ли они при том же самом количестве сотрудников.

Как контролировать налоговую нагрузку

Налоговики при составлении плановых проверок в первую очередь включают в нее компании:

  • работающие с отрицательными показателями доходности;
  • с большой долей вычетов по НДФЛ или НДС;
  • с заниженным уровнем нагрузки по основным взносам, соответствующим выбранной системе налогообложения;
  • с долгами по оплате налогов;
  • с уменьшенными относительно прошлых годов объемами взносов в бюджет;
  • применяющие необоснованные льготы на уплату налогов.

Все эти факторы ведут к тому, что фискальная служба начинает сомневаться в «добросовестности» предприятия и на имя руководителя отправляется официальный запрос с требованием объяснить несоответствия. Если ответ будет невнятным или не соответствующим реальному положению дел, то не избежать проверки.

Читайте также:
Инвесторы в облигации и ПИФы избавятся от НДФЛ

С другой стороны, анализ обязан проводиться и внутри предприятия для своевременного обнаружения проблем с налоговой политикой и выявления ее нерациональности. В этом случае можно будет выполнять ряд мер, корректирующих налогооблагаемую базу с планированием налоговой нагрузки. Этим может заниматься лично руководитель или главный бухгалтер под контролем владельца бизнеса.

Нужно будет внимательно следить, чтобы налоговая нагрузка не была меньше более чем на 1% среднестатистической по отрасли. Коэффициент может быть больше указанного ФНС, но это будет означать, что предприятие переплачивает налоги. Чтобы спланировать нагрузку по взносам в бюджет, нужно:

  • проверить текущий требуемый уровень налоговой нагрузки;
  • спланировать нагрузку по каждому виду налогов и по предприятию в целом;
  • определить методы, которыми можно будет достигнуть намеченный результат;
  • контролировать выполнение задания и периодически самостоятельно делать расчеты.

Своевременная смена налоговой политики позволит избежать выездной проверки налоговиками.

Как объяснить низкую налоговую нагрузку

Практически у каждого недавно открывшегося предприятия уровень будет ниже требуемого по законодательству. Обычно фискальные службы учитывают дату создания компании при каждой проверке документов, но может понадобиться дополнительно предоставить разъяснения в ФНС.

  • сменить основной ОКВЭД и сообщить в фискальную службу, что и раньше работали по нему — законодательно это не запрещено;
  • самостоятельно посчитать налоговую нагрузку отдельно по каждому виду деятельности компании.

Пересчет нагрузки может быть полезен и в плане проверки — включили ли в расчет налоговой нагрузки НДФЛ. Об этом налоге в ФНС нередко забывают, и в итоге получается завышенный показатель.

Если все значения рассчитаны правильно, то предприятие может объяснить свой заниженный коэффициент налоговой нагрузки так:

  • осуществляется не только производственная деятельность, но есть и инвестиционные вложения;
  • много усилий направлено на развитие производственной (или торговой) сети;
  • началось осваивание нового вида деятельности (подойдет для компаний, работающих уже несколько лет).

Можно также указать налоговикам данные из статистики по конкретному региону и отрасли, что за данный период были объективные причины ухудшения дел. Это может быть упадок в сфере деятельности бизнеса или в смежной сфере, где находятся главные покупатели и так далее. Например, часто указываются такие объективные обстоятельства уменьшения налоговой нагрузки:

  • снижение объемов продаж продукции;
  • сильное повышение стоимости сырья у поставщиков;
  • рост административных расходов, заработных плат сотрудников, других издержек.

Все данные необходимо подкреплять отчетами из прошлых периодов, где все было в порядке и налоговая нагрузка была выше. Тогда будет видно, что компания действительно в данное время столкнулась с проблемами, которые потянули за собой уменьшение перечислений в бюджет.

Некоторые послабления для клиентов банков

До конца сентября 2020 года предусмотрены некоторые послабления для юридических лиц в качестве меры поддержки бизнеса в посткарантинный период. Они касаются клиентов банков — теперь организации с налоговой нагрузкой менее 0,9% от оборота не будут считаться подозрительными, как это было раньше. Предельная граница доли налоговых платежей от суммы оборота по счету может составлять минимум 0,5%.

Главными критериями, по которым банки определяют благонадежность своих клиентов, теперь являются:

  • Минимальная налоговая нагрузка — временно от 0,5%, с начала октября вернется к докризисным 0,9%.
  • Отсутствие в списке у компании-клиента банка покупателей или поставщиков из списков 550-П и 639-П, уличенных в нарушении законодательства.
  • Наличие платежей, которые свидетельствуют о реальности деятельности бизнеса. Например, оплата со счета предприятия за воду, интернет, канцтовары, аренду офиса, телефон, зарплаты и других социальных взносов сотрудникам, страховых взносов, НДФЛ и так далее.
  • Достаточно частые снятия наличности или вывод средств с корпоративной карты через займы физическим лицам, в том числе руководителю.

Все эти меры направлены на отслеживание компаний, которые занимаются «отмыванием» денег. Поэтому чем реальнее траты и поступления на счет предприятия, тем благонадежнее бизнес в глазах банков.

РАЗБОР ФСБУ 6/2020, 26/2020

Какие конкретные действия предпринять бухгалтеру, чтобы выполнить переход на новые ФСБУ правильно и своевременно? Какие проводки сделать в бухучете?

Читайте также:
Налоговики Москвы рассказали, как рассчитывать транспортный налог при использовании «Платона»

Только 31 января (понедельник) пошаговый разбор перехода на новые стандарты на трехчасовом вебинаре с Сергеем Верещагиным.

Налог на дополнительный заход

Минфин готовится внести проект об НДД в правительство

Борьба между нефтекомпаниями и Минфином, который хочет дополнительно изъять из отрасли 200 млрд руб. налогов, перейдет в правительство. Как стало известно “Ъ”, министерство готовится направить в Белый дом законопроект о корректировке налога на дополнительный доход (НДД). Основные потери могут понести «Роснефть» и «Газпром нефть». Минфин считает, что эксперимент по НДД принес бюджету выпадающие доходы, а общие инвестиции нефтяников не увеличились. Компании же утверждают, что вложения именно в месторождения на НДД, напротив, выросли, что привело к росту добычи и дополнительным отчислениям в бюджет.

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Минфин готовится в ближайшие дни внести законопроект о корректировке налога на дополнительный доход в правительство, рассказали источники “Ъ”. С его помощью министерство хочет дополнительно изъять из нефтяной отрасли 200 млрд руб. за счет повышения налоговой нагрузки. По словам собеседников “Ъ”, Минфин форсирует процесс, чтобы даже после сложных и, вероятно, длительных обсуждений в правительстве Госдума успела принять проект в осеннюю сессию. В Минфине не опровергли информацию “Ъ”, заявив, что «законопроект пока прорабатывается». В Минэнерго не предоставили комментариев.

На НДД, заработавшем в качестве эксперимента с 2019 года, были переведены четыре группы месторождений, которые отличались выработанностью, наличием льгот и определенным географическим положением. Самой большой по объему добычи (около 26 млн тонн в год) получилась вторая группа — это месторождения, которые имели льготы по экспортной пошлине на нефть и могли переходить на НДД добровольно.

Минфин считает, что месторождения этой группы несправедливо воспользовались дополнительными льготами по НДПИ, из-за чего бюджет в 2019 году потерял 213 млрд руб.

Теперь министерство хочет ввести для таких месторождений повышающий коэффициент, чтобы «вернуть» деньги за три года. Основные потери могут понести «Роснефть» и «Газпром нефть».

Почему государство хочет забрать у нефтяников 200 млрд рублей

Кроме того, у Минфина появились концептуальные сомнения в правильности этого налога как такового. В июне замглавы Минфина Алексей Сазанов называл введение НДД «самой большой ошибкой за все время работы в Минфине». По его мнению, крупнейшие нефтекомпании не увеличили капзатраты «ни на рубль», хотя «говорили — это очень правильный режим, вырастут инвестиции».

Нефтяники категорически не согласны с предложенными Минфином корректировками расчета НДД. Источники “Ъ” в компаниях недоумевают, почему отрасль должна отвечать за просчеты самого министерства. Нефтяники также считают некорректным утверждение о выпадающих доходах.

По их мнению, снижение налоговой нагрузки компенсировано ростом добычи на тех месторождениях, что было невозможно сделать без НДД.

Как сообщал “Ъ” 19 августа, главы крупнейших нефтекомпаний пожаловались Владимиру Путину на возможное повышение налоговой нагрузки. Отрасль ожидала, что оценка эффективности и возможная корректировка условий НДД будут проведены спустя пять лет действия эксперимента, говорилось в соответствующем письме. Нефтяники считают НДД эффективным и заявляют, что дополнительные инвестиции в месторождения, перешедшие на этот режим, составили 110 млрд руб. Глава Минэнерго Александр Новак 2 сентября поддержал такую оценку, заявив, что дополнительная добыча за счет применения НДД составила 2,9 млн тонн.

Как нефтяные компании пожаловались президенту на повышение налогов

По мнению аналитиков «ВТБ Капитала», корректировка НДД может стать «негативным фактором для инвестиционной привлекательности компаний». По их оценкам, это может снизить совокупную EBITDA публичных компаний на 2–3% в 2021–2023 годах по сравнению с тем, какой бы она была при текущем налоговом режиме. Показатели EBITDA «Газпром нефти» и «Роснефти» по итогам 2021 года могут снизиться на 18% и 6% соответственно, отмечает «ВТБ Капитал», эти компании окажутся под самым сильным давлением, если поправки к режиму НДД будут приняты в том виде, в котором они предлагаются Минфином.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: